Тайдзицюан Център Ба Лин

Материалът е по източници от Интернет
taiji-bg.com Taijiquan Center Ba Lin

The document is from Internet sources



Мастера тайцзицюань семьи Ян


Ян Лучань

Ян Фукуй, он же Ян Лучань (1799-1872) родился в провинции Хэбэй. Услышав о мастерстве Чэней, он отправился к ним в надежде быть принятым в ученики. Однако так как он не был членом семьи, его ожидал отказ. Тогда он остался в качестве слуги. Легенда рассказывает, что он проработал в доме Чэнь Чансина несколько лет, и однажды ночью его разбудили звуки "Хэн-Хаах!" из соседнего строения. Подкравшись, он заглянул в окно, и увидел, Чэнь Чансиня, который проводил урок тайцзицюань. С этой ночи Ян регулярно приходил под окно и повторял упражнения вслед за учениками, а затем возвращался в спальню Вскоре, благодаря своему упорству, он сделал значительный прогресс. И однажды, когда подвернулся случай, он вступил в схватку с продвинутым учеником Чэня - и победил! Чэнь осознал в полной мере талант и упорство Яна и обучил его всем секретам тайцзицюань.

Вернувшись в родной уезд, Ян оказался "у разбитого корыта" - у него не было даже собственного дома. Он поселился в доме семьи У и тренировался вместе с тремя братьями, большими знатоками боевых искусств - У Жуйцином, У Хэцином и У Чэнцином. Семья У отличалась высокой образованностью, все братья были чиновниками, и именно у них Ян Лучань изучал каноноведение и вообще становился полноценно грамотным человеком. Семье У суждено было сыграть немалую роль в жизни Ян Лучаня. Именно они порекомендовали никому неизвестного человека аристократическим кругам в качестве преподавателя ушу. В свою очередь благодарный Ян показал им многие секреты тайцзицюань, на основе которых вскоре возникла отдельная школа тайцзицюань семьи У.

У Чэнь Чансина Ян обучался "старой ветви" школы Чэней. Всех секретов ему не раскрыли, и он сам додумывал то, что ему казалось отсутствующим. Постепенно он изменяет характер движений, делая их более плавными. Теперь медленное превалировало над быстрым, и Ян Лучань вводит новый, более растянутый выброс силы. Фактически можно было уже вести речь о новом стиле. Первоначально, как и стиль Чэней, он не имел названия. Его называли то "хуацюань" ("кулак изменений"), то "жуаньцюань" ("мягкий кулак"), то "чжаньмяньцюань" ("кулак влажной ваты"). Эффективность своего детища Ян неоднократно доказывал на практике, за что его прозвали Ян Не Имеющий Соперников.

У Жуйцин был вхож в самые высокие сферы. Он рассказал однажды своим друзьям из высших кругов, что в его родном уезде живет удивительный мастер. И вот вскоре Ян Лучаня приглашают для преподавания в Пекин. Примечательно, что в то время школа Ян Лучаня отнюдь не была самой лучшей, она явно уступала более глубокой и многогранной школе Чэней, к тому же, скажем прямо, Ян Лучань не был хорошо образован, в отличие от Чэней. Однако знакомства сыграли свою роль, и Ян создал в Пекине первую школу тайцзицюань.

Прежде всего Ян придает своей школе светский характер. Для него сохранение здоровья посредством занятий тайцзицюань, обретение чистоты духа приобретают не менее важное значение, чем боевой аспект. Более того, сам будучи прекрасным бойцом, Ян практически не преподает боевое применение стиля. За счет изменения формы выброса усилия все движения приобретают плавность и медлительность, уменьшается количество ударов ногами, практически исключаются прыжки. Искусство поединка он передал только сыновьям.

Богач по фамилии Чжан, живший в Пекине, любил боевые искусства, и всегда ходил со свитой более чем из тридцати бойцов. Он слышал, что Ян получил прозвище "Уди" ("Не имеющий соверников"), и однажды пригласил его в свой дом. Когда неказистый Ян пришел, Чжан разочаровался в нем и равнодушно угостил весьма скромным обедом. Ян все очень хорошо понял, но сделал вид, что не заметил, как с ним обошлись, и пил-ел с благостным видом. Чжан грубо обратился к нему:

- Я слыхал о вашем почтенном имени и о пресловутой мягкости тайцзицюань Только что-то не верится мне, что вы с вашим тайцзи побеждаете людей!

- Есть три типа людей, которых я не могу победить, - быстро ответил Ян.

- Это какие же? - заинтересовался Чжан.

- Сделанные из меди, железа и дерева. Остальных я могу победить.

- В моей свите тридцать человек, - сказал Чжан. - Лучший из них - Лю - может поднять триста цзиней. Не хотите ли сразиться с ним?

- Конечно хочу.

Послали за Лю. Легенда гласит, что он "ворвашвись, произвел порыв ветра, а выглядел как разъяренный тигр". Когда он приблизился к Яну, тот послал его в пустоту своей правой рукой и мягко толкнул левой. И неожиданно Лю отлетел на десять чи, словно бумажный змей у которого оборвалась веревка. Чжан захлопал в ладоши и со смехом сказал: "А тайцзи-то и впрямь удивительное искусство". Он заказал слуге роскошнейший обед и с той минуты обращался к Яну не иначе как "Великий мастер".

Ян был и мастером копья. Он мог изящно поднимать легкие предметы касанием кончика копья, используя свою "липкую энергию". Если случался пожар, он обрушивал стену при помощи копья, чтобы не дать огню разгореться. Он посылал стрелы не из лука, а просто бросал руками, и неизменно попадал в цель.

В городе Гуанпине Ян затеял состязание на городской стене. Его противник отступил к краю стены и, потеряв равновесие, начал падать вниз. В этот критический момент Ян прыгнул, покрыв около пяти чи, и успле схватить противника за ступню, чем спас ему жизнь.

Его ловкость проявлялась и в мирных ситуациях. Дождливым днем Ян сидел в комнате, когда его дочь поднималась на крыльцо с медным тазом в руках. Открывая дверь она подскользнулась. Ян вылетел из дома и подхватил ее так быстро, что даже воды не расплескал.

Когда Ян был в Пекине, одному бойцу не давал покоя его титул "Не имеющий соперников", и он вызвал Яна. Ян сказал улыбаясь:

- Раз уж вы настаиваете на схватке, я разрешу вам ударить меня три раза.

Тут бросивший вызов нанес Яну страшный удар в живот. Ян громко смеясь силой своего живота швырнул противника наземь.

У Ян Лучаня было три сына. Первый умер ребенком. Второго звали Ян Ю, он же Ян Баньхоу (1837-1892), третьего - Ян Цзянь, он же Ян Цзяньхоу (1839-1017).


Ян Баньхоу

Ян Ю, он же Ян Баньхоу, учился тайцзицюань у отца и тренировался целый день, ежедневно, невзирая на холод и зной. Ян Лучань не давал ему передышки и часто даже наказывал ударом хлыста. От такого обращения Ян Ю иногда был готов бежать из дому. Когда Ян Лучань стал уже стар, а люди все еще шли к нему в ученики, Ян Ю взял на себя обязанности учителя.

Подобно отцу, Ян Ю обладал сильным характером и любил атаковать. Те, на кого он нападал, обычно отлетали на десять чи.

Когда Ян Ю был молод, он однажды схватился с сильным бойцом, который схватил его запястье. Ян Ю применил усилие из тайцзицюань и победил противника. Когда он с гордым видом рассказал об этом отцу, тот рассмеялся и сказал: "Это хорошая новость, но твой разорванный рукав говорит мне, что ты применил отнюдь не силу тайцзи".

Ян Ю взглянул на свой рукав и убедился, что тот действительно порван. Это вызвало у него досаду, сменившуюся азартом. Тренируясь и изучая теорию в два раза напряженнее, чем раньше, он достиг очень высокого уровня. Учить других он не любил, зато очень нравилось ему испытывать свою внутреннюю силу. Он клал несколько зерен риса на живот, призносил "Хаах!" - и зерна взлетали под потолок.

Ян Баньхоу меньше обращал внимание на оздоровительный и общеукрепляющий аспекты тайцзицюань, считая, что основа стиля заключена в открытии чудесных способностей души человека, а поэтому "чудесность" и необычайность мастера может раскрыться в любом виде деятельности. Ян Баньхоу, например, мог пройти под дождем не замочив одежды, толчком плеча валил на землю сразу пятерых человек. Количество историй о нем превзошло рассказы о самых знаменитых мастерах ушу.

Ян Баньхоу обладал удивительным искусством "приподнимания тела" (тифаншу), заключавшемся в регулировании веса собственного тела: он мог облегчать его или даже вообще приподниматься на несколько сантиметров над землей. Рассказывают такую историю. Однажды, когда он отправился в гости к своему другу, дороги раскисли после сильного дождя, и нельзя было пройти не перепачкавшись. Гости приходили все в грязи. Но вот в дом вошел как всегда спокойный Ян Баньхоу. Каково же было удивление хозяина, когда он не увидел ни капли грязи на его обуви, лишь на подошвах было несколько пятен!

Стиль Ян Баньхоу был предельно боевым, однако его эффективность заключалась не столько в силе удара или быстроте передвижений (хотя сам Ян валил ладонью стены домов), сколько в особом умении "прилипнуть" к конечностям соперника, плавно следовать его движениям, обращая силу нападающего против него самого. Ян неоднократно доказывал свое мастерство, и даже в пятидесятилетнем возрасте принимал вызовы на поединок, неизменно выходя победителем. Мастер то внезапно исчезал с глаз удивленной публики, быдто растворяясь в воздухе, то в течение нескольких часов ходил вокруг соперника, не нанося ни одного удара, а тот не мог в него попасть, то, несильно хлопнув противника по плечу, заставлял его скорчиться от нестерпимой боли.

На первый взгляд Ян Баньхоу мог показаться грубым и нетерпимым человеком. Бывало, он жестоко избивал своих учеников, сам же был практически нечувствителен к ударам. Его любимая поговорка: "У строгого учителя - хорошие ученики". Из-за жестких тренировок у Ян Баньхоу оказалось немного последователей, но те, которые оставались с ним после первых месяцев тяжелейших занятий, стоили десятков, ушедших со двора. Именно у Ян Баньхоу учился маньчжур Цюань Ю, основавший впоследствии один из пяти крупных стилей тайцзицюань - стиль У.

Несмотря на грозность и кажущуюся невыдержанность, Ян Баньхоу был очень заботлив по отношению к тем, кто искренне желал постичь основы его школы. Он сам залечивал раны у учеников, мог часами вести беседы с ними. Он был одним из самых образованных членов клана Ян, прекрасно знал конфуцианские идаосские каноны, внимательно изучил труд Ван Цзунъюэ "Рассуждения о тайцзицюань" и часть трактатов по ушу, принадлежащих семейству У.


Ян Цзяньхоу

Ян Цзяня, он же Ян Цзяньхоу, называли "третьим господином". Отец был очень строг и с ним, так что Ян Цзянь несколько раз в минуты отчаяния замышлял постричься в буддийские монахи, но его вовремя останавливали родственники.

Ян Цзянь был добр по натуре и имел много учеников. Ему достаточно было задеть противника копьем или шестом чтобы свалить наземь. Так же мастерски он метал шарики для арбалета - мог сбить одновременно трех птиц тремя брошенными шариками.

Ян Цзяньхоу был основным партнером Ян Лучаня в парной работе, а его умственные способности старый мастер оценивал значительно выше, чем способности других. Все последователи Ян Цзяньхоу стали известными мастерами, среди них - его сыновья Ян Чэнфу и Ян Шаохоу.

Ян Цзяньхоу, отличавшийся мягким характером, умел просто и доступно объяснить как смысл движений, так и философские основы тайцзицюань. Его направление стало называться "средней ветвью", в отличие от ветви его брата Ян Баньхоу ("малой") и его сына Ян Чэнфу ("большой").

Умер Ян Цзяньхоу в 1917 году естественной смертью без всяких болезней. Говорят, что за несколько часов до смерти он увидел ее в полудреме, и позвал учеников и семью чтобы попрощаться. Он принял ванну, надел новое платье и с улыбкой скончался. От него осталось три сына. Старшего звали Ян Чжаосюн, средний умер молодым, а младший - это Ян Чжаоцин.


Ян Шаохоу

Ян Чжаосюн, он же Ян Шаохоу (1862-1936), занимался тайцзи с семи лет. Подобно своему дяде Ян Ю, Чжаосюн обладал сильным характером и любил нападать первым. В применении тайцзи он достиг мастерства. Его стиль был по форме малым, но твердым, действия быстрыми и гибкими, непрерывными и сжатыми. Он учил жестко и имел только нескольких учеников, так как далеко не каждый мог терпеть его побои. В технике тайцзи он вышел на высокий уровень, но секретами делился редко, и его методы - достояние немногих.

Говорят, что однажды в Нанкине боец, который ранее проиграл ему бой, захотел взять реванш. Этот человек бросил известь в глаза Яну Чжаосюну, так что тот не мог ничего видеть, а затем начал бить кулаками по лицу Яна. Полагаясь только на слух, Ян увернулся от ударов и легким поворотом рук поверг нападавшего наземь.

Еще рассказывают, что однажды на него набросился бешенный пес, но Ян поднял ногу и отшвырнул его пса на несколько ярдов, отчего тот и сдох. Еще он мог притянуть к себе пламя свечи, отогнуть его обратно и погасить совсем.


Ян Чэнфу

Окончательную форму школа Ян приобретает благодаря усилиям внука Ян Лучаня и сына Ян Цзяньхоу - Ян Чэнфу (1883-1936), он же Ян Чжаоцин, создавшего "большую ветвь" тайцзицюань (не путать с одноименной "большой ветвью" Ян Лучаня). Ян Чэнфу предпринимает громадную работу по сведению воедино принципов тайцзицюань, и даже пытается частично вернуться к полузабытым принципам, проповедуемым в школе Чэнь. Он издает несколько важнейших трудов, причем его "10 важнейших требований в трактовке тайцзицюань" до сих пор считаются каноном тренировки. Несмотря на то, что Ян Чэнфу был поклонниокм старых традиций, а в качестве основной цели тайцзицюань видел "достижение сокровенной утонченности", он редко объяснял кому-нибудь все тонкости, считая это искусством избранных.

Ян Чэнфу был весьма колоритной фигурой: огромного роста и немалого веса, он никогда не наносил ударов. Легким, почти незаметным толчком он отправлял противника на землю. Популярность его была невероятна, и превзошла славу многих мастеров того времени. Долгое время Ян Чэнфу вел занятия в Пекине, а в 1928 году его пригласили преподавать тайцзицюань в Нанкине, Шанхае, Ханчжоу, Гуанчжоу и Ханькоу.

В 1925 году Ян Чэнфу вместе со своими учениками издает первое пособие по тайцзицюань с фотографичми, где 130-килограммовый мастер показывает комплекс туйшоу. В 1934 году другой его ученик, Чжэн Маньцин, издает еще более обширное пособие, в котором также фотографировался сам Ян Чэнфу. Эти книги опередили издание пособий по всем другим стилям тайцзицюань, и школа Ян становится самой популярной в Пекине, а позже - и во всем Китае.

У Ян Чжаоцина (Чэнфу) было четверо сыновей. Все они до сих пор преподают тайцзицюань в Гонконге и на Гавайях. Для нынешних времен их мастерство очень даже неплохое, но сравнивая их с предшественниками можно только глубоко вздохнуть.