Тайдзицюан Център Ба Лин

Материалът е по източници от Интернет
taiji-bg.com Taijiquan Center Ba Lin

The document is from Internet sources



Сознание одолевает материю - высшее искусство боя (Отрывок)

Ши Мин, Сяо Вэйцзя

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Перспективы боевых искусств

Сяо Вэйцзя, Ли Цзяньминь, Юй Гунбао

Стремительное развития современной цивилизации и технологий привело человечество к таким рубежам, которые раньше трудно было даже вообразить: люди на космических кораблях отправляются на Луну, бесчисленные роботы и машины пришли на смену тяжелому труду. Автоматические производственные линии постепенно освобождают человека от выполнения трудоемких работ, что, с одной стороны, приводит к облегчению труда, а с другой стороны, усиливает зависимость от автоматов. Использование вычислительной техники во многих сферах жизни полностью заменяет или уменьшает применение интеллекта человека.

Однако недальновидное самодовольство человечества от успехов в деле покорения природы, сопровождающееся бесконечным потреблением ее ресурсов и все новыми и новыми планами в этой области, неизбежно приводит к появлению различного рода опасностей, которые неожиданно возникают перед людьми, изменяя привычный ход событий. Нарушение равновесия в биосфере, угроза ядерного опустошения, загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов, неравномерность экономического развития, психологические отклонения и новые болезни - у этой грани упоение сменяется беспокойством, а отрезвление заставляет повернуться лицом к жестокой реальности и заняться самоанализом.

Подчинение неизбежно вызывает ответную реакцию. На каждом шагу по пути покорения природы человек сталкивается с реакцией, уравновешивающей ее энергии. В действие вступает общеизвестный принцип, в соответствии с которым все, что достигает предела, оборачивается своей противоположностью. Главной проблемой будущего является вопрос о приведении к гармонии отношений между личностью, обществом и природой, трансформации войны человечества с природой в гармоничное сотрудничество с ней. В центре этой проблемы стоит человек, являющийся продуктом природы и общества.

Между человечеством и современной наукой существует реальное противоречие, которое нельзя игнорировать. Наука, порождаемая экономическим развитием, в свою очереди, развивается в интересах экономики и достигает таких рубежей, за которыми она начинает противоречить интересам человечества, функционировать не совсем так, как представлялось. Благосостояние подчиняется своим законам, не зависящим от того, соответствует оно или идет вразрез с насущными потребностями человека. Оно продолжает порождать новые потребности, которые далеко не всегда способствуют полноценному развитию людей и могут порой направить это развитие и прогресс в целом по ошибочному пути в сторону саморазрушения. Вряд ли кому-нибудь придет в голову сформулировать нашу главную цель как полное вырождение по прихоти научных и экономических факторов, когда многие наши способности и навыки перейдут в скрытое состояние, будучи замененными современными технологиями. Следование этой регрессивной тенденции было бы непростительной ошибкой. Наука способствует отрезвлению человечества. Человечество начинает осознавать, что в своем современном цивилизованном состоянии оно утеряло нечто такое, что требует срочного восстановления. Мы понимаем, что с тех пор, как наука заняла доминирующее положение, произошли серьезные потери, возникли значительные пробелы в целях и методах их достижения, а посему мы срочно нуждаемся в осуществлении нового прорыва, нового витка развития.

Потребности человека, не искаженные и не извращенные рыночной экономикой, скрытые способности и более рациональные взаимоотношения между человеком и природой, повышение уровня развития человеческой расы наряду с всеобщим укреплением здоровья - это те вопросы, которые вызывают пристальное внимание и озабоченность интеллигенции и научного сообщества. В условиях, когда развивающиеся нации Востока стремятся догнать развитые страны Запада, а последние поворачиваются лицом к древним восточным цивилизациям в поисках собственных корней, это внимание и озабоченность являются благодатной почвой для постоянного углубления диалога между Востоком и Западом, прошлым и настоящим, микро- и макрокосмическими представлениями, для взаимного проникновения различных областей познания и для свободного использования научной мысли с целью формирования созидательного отношения к природе.

Теория научной информации, автоматика, высшие достижения космофизики и физики элементарных частиц, с одной стороны, и древний восточный мистицизм, философия природы как единого целого, органичной частью которого является человек, идея универсальных законов, управляющих всем сущим во Вселенной, с другой стороны, взывают друг к другу сквозь пространство и время, стучатся в двери постиндустриального общества. Уже отчетливо видны поднимающиеся паруса науки о жизни, в основе которой лежат подлинные долговременные потребности человека, паруса, свидетельствующие о наступлении новой эры в истории науки и человечества.

Наследие разложения в традиционной китайской культуре являлось одной из главных причин общего вырождения и отсталости китайской нации на протяжении нескольких последних веков. Это наследие подвергается все более глубокой и острой критике, главной целью которой является великое освобождение, грандиозная революция, совершаемая во имя того, чтобы догнать развитые нации, стать участником мирового рынка, модернизировать общество, политику и экономику страны. Короче говоря, возрождение Китая и устранение тысячелетних барьеров на пути свободной мысли, избавление от всего устаревшего и прогнившего, воспитание нового сознания и нового мышления требуют кропотливой работы по обновлению духовного начала в жизни народа. В то же время высшие достижения традиционной китайской культуры, ее вечно молодая сущность никогда не отказывались от своей роли, невзирая на непонимание и гонения. Множество людей проникали в глубины невидимых потоков истории и обнаруживали там сокровища, которые будут озарять своим светом человечество еще многие столетия. Эти люди, зачастую оставаясь неизвестными, никогда не прекращали своей работы. После освобождения Китая в 1949 г. за какие-нибудь десять лет научные исследования стали прорастать миллионами побегов и, в конце концов, расцвели пышным цветом.

Когда плоды технологических достижений в развитых странах стали выливаться в очевидные признаки упадка, когда закон конкуренции полностью обнажил тот вред, который он нанес природе, обществу и личности, когда человек стал получать все более ощутимые физические и физиологические травмы, он, наконец, стал осознавать, что конкуренция также нуждается в компенсации и уравновешивании. Такая компенсация, и это становится все более очевидным, может исходить от древней культуры Востока, особенно Китая, культуры, которая стремится к высокой духовности, ищет динамический баланс в каждом действии и движении. Таким образом человечество вновь открывает для себя сущность традиционной китайской культуры. Открытие, однако, отнюдь не означает овладение. То, что для людей в старину являлось плодородной почвой, для современных людей представляет собой подлинную целину, требующую возделывания, удобрения и орошения. В ходе исследования древней китайской цивилизации, вместе с некоторыми достижениями в этой области, наблюдалась целая цепь неудач, подводившая к мысли о том, что внутри культуры Востока существует чрезвычайно эффективная научная система, которая не поддается простому объяснению, интерпретации и не может быть воспринята современной наукой. Требуются новые подходы. Традиционная философия, медицина, гигиена и физическое воспитание стоят перед лицом тех же самых проблем.

В условиях глубокого взаимного проникновения научной культуры и общественной мысли боевые искусства Китая (ушу) демонстрируют свое непреходящее очарование, являясь бесценным сокровищем традиционной культуры и одновременно представляя собой отрасль науки с обширным багажом практического опыта. Уровень способностей, открывающихся с помощью ушу, настолько высок, что многим они кажутся лишь заветной целью, к которой можно стремиться, но никогда невозможно достичь.

Будучи необычными по форме и обладая не до конца понятным содержанием, боевые искусства на протяжении всей своей истории были объектом заблуждений и нападок со стороны обывателей с вульгарными представлениями, а также подвергались гонениям как по объективным, так и по надуманным причинам. Тем не менее, теория, практика, индивидуальная техника и высшие духовные способности, прошедшие по этой тернистой дороге долгий путь совершенствования, сумели сохранить сущность высочайшей мудрости, которая хранит бесчисленное количество ступеней все более и более глубокого познания, скрытого под внешней вывеской самообороны.

В настоящее время одни не приемлют боевые искусства, поскольку они представляют собой "индивидуальные мистические способности, которые невозможно доказать", другие склонны превозносить их за то, что они являются "концентрированным выражением трансцендентного разума". Обе приведенные точки зрения отражают действительный факт, состоящий в том, что занятия боевыми искусствами высшего уровня формируют необыкновенные физические и психические факторы, дающие человеку ощущения неизмеримой глубины. Боевые искусства обладают надежно спрятанными ценностями, непостижимыми при суетном подходе. Современного человека поражают достижения древних китайцев. Вместе с тем, ему чрезвычайно трудно постичь их менталитет и загадочный язык символов, которые прошли через века. Восприятие ушу современным человеком - не исключение. После "движения 4 мая" (антифеодальное движение, начавшееся 4 мая 1919 г. демонстрацией студентов в Пекине) наметившаяся тенденция демократизации науки вынесла на гребень волны ряд мастеров боевых искусств, обладавших способностью восприятия современной культуры и науки, что позволило им взглянуть на боевые искусства под новым углом зрения. Была предпринята попытка раскрыть зашифрованные символы боевых искусств языком науки и разработать современную философскую интерпретацию классических теорий. Однако в условиях беспорядка и хаоса того времени первые попытки научного исследования ушу не принесли заметных результатов.

В 50-е и 60-е гг. боевые искусства получили широкое распространение как элемент физической культуры, как средство физического совершенствования, но почти полностью утратили свою внутреннюю функцию, действительно выдающиеся элементы техники, включая соответствующие уникальные методики и комплексы, что, в конечном счете, привело к утере сущностного содержания ушу.

В начале 80-х гг. началось окончательное возрождение боевых искусств в своем полноценном виде. По всему Китаю стали возникать группы и секции по изучению наиболее популярных видов кулачного боя. При высших учебных заведениях появились команды мастеров гоевых искусств. Стали проводиться соревнования разных уровней как внутри страны, так и за рубежом. Вполне возможно, что вскоре боевые искусства станут олимпийским видом спорта.

Такое их быстрое развитие и широкое распространение привело к значительному улучшению качества как собственно занятий, так и научных исследований в этой области. Боевые искусства заняли подобающее им место в группах любителей, программах высших учебных заведений и среди наиболее важных тем научно-исследовательских институтов. Правительство Китая предпринимает усилия для изучения и систематизации этого ценного наследия. Одним из важных решений в этой области было учреждение Научно-исследовательского института боевых искусств Китая. Ученые, исследователи, студенты, представители литературы и искусства, философы, объединив свои знания, регулярно публикуют статьи в специализированных журналах. Взаимное проникновение боевых искусств и современной науки превратилось в устойчивую тенденцию.

В июне-июле 1987 г. в Пекине прошла 1 конференция по научному изучению ушу, главным результатом которой стало то, что впервые вместе собрались специалисты различных областей современной науки и практики боевых искусств. На конференции была учреждена Научная ассоциация по изучению боевых искусств, объединившая ученых и специалистов в этой области, а также большую армию мастеров и любителей разных уровней в единую общенациональную организацию. Конференция явилась новой вехой на долгом пути развития боевых искусств.

Авторы считают, что боевые искусства радикально отличаются от прочих систем физической подготовки и самообороны и обладают ярко выраженной спецификой. Именно эта специфика и позволяет считать боевые искусства новой и самостоятельной областью научного поиска. Наиболее яркой и важной отличительной чертой боевых искусств, особенно высшего уровня, является их тесная связь с философией, сохраняющаяся, даже если рассматривать их как способ самозащиты. Более того, поскольку классическая китайская философия зиждется на холическом представлении о мироздании, в соответствии с которым все сущее имеет единый корень, боевые искусства оказываются тесно связанными со всеми сторонами китайской культуры, включая искусство, науку и медицину. В связи с этим боевые искусства не только создали новую свежую культуру, но и сумели совершить удивительные прорывы за короткое время. Боевые искусства, отталкиваясь от инстинктов агрессии и самозащиты, прошли долгий путь развития, через создание боевых приемов превратились в метод физической подготовки и оздоровления. В период своего расцвета боевые искусства приобрели поистине философскую глубину и внутреннее содержание, установили неразрывное единство со всеми сферами жизни природы и общества. Когда патриархи боевых искусств прошлого стали утверждать, что собственно боевые приемы являются второстепенными, они тем самым провозгласили их перерождение из техники утилитарного применения в один из путей поиска дао. Мы не будем углубляться в нюансы, связанные с трактовкой понятия "дао", поскольку в древней философии слово "дао" являлось синонимом "истины", хотя и имело более глубокое значение, чем обычно принято считать. Дао также означает "путь поиска истины". Таким образом, "поиск дао" можно понимать как попытку обрести истину, а поиски истины и счастья для всего человечества есть сущностное содержание всех наук и культур.

Расшифровка и интерпретация теорий и терминологии даосизма, конфуцианства и буддизма приводят к одним и тем же принципам. Возвышение боевых искусств над первоначальными примитивными целями и обогащение их философскими учениями позволяет рассматривать их уже не просто в качестве боевых приемов или способов физического совершенствования, а как разновидность психофизической подготовки, в которой сплетены воедино китайская философия, наука, культура и искусство. Таким образом, значение боевых искусств выходит далеко за рамки обычных физических и психологических упражнений или кулачных боев. Можно констатировать, что высший уровень боевых искусств представляет собой философию психофизического просветления.

Другая сторона нового витка развития боевых искусств как способа самозащиты заключается в том, что они поднимают характер человека, его добродетель и духовное состояние на гораздо более высокий уровень, чем того требуют обычные потребности кулачного боя. Это привело к тому, что инстинкт агрессии, боевая техника и сознание оказались включенными в более высокую систему ценностей. Нуждаясь во взаимодействии со всем мирозданием, мастеров боевых искусств высшего уровня не удовлетворяют только физическая сила и психическое здоровье. Поскольку жестокость боевых искусств начального и среднего уровней не оставляет места для того лучшего, на что можно было бы надеяться, мастера боевых искусств расширили подготовку, включив в нее принципы медицины и мирные средства определения превосходства, гарантируя тем самым, что если человек овладевает высшими техническими приемами и навыками единоборств, он не откажется от стремления к дао и нравственного самосовершенствования.

Китайская философия и гуманистическая этика несут на себе печать неизбывного стремления к всеобщей гармонии и новой свежей эстетике, которыми так богато преисполненное особого очарования народное искусство. Это также является неотъемлемой чертой ушу.

Вся масса стандартных упражнений и методик, принадлежащих разнообразным школам и направлениям боевых искусств.обладает одинаковыми эстетическими стандартами единения физического и духовного. Все они преисполнены спокойной радости, обладают музыкальной ритмичностью и размеренностью, характеризуются комбинированием и постоянной сменой движения и покоя, взрывного и умиротворенного настроения. Позы, которые принимает человеческое тело, то жесткие, то мягкие, напоминают резьбу по камню. Они сродни плывущим облакам и бегущим водным потокам, преисполнены высокой поэзии. Боевые искусства содержат бесчисленное множество живых и выразительных движений и жестов, которые часто встречаются в реальной жизни. Языком телодвижений изображается энергия гор и рек, трав и деревьев, звезд и планет. Этот язык символизирует борьбу и гармонию человека и природы, борьбу и гармонию между людьми. Тело человека способно отобразить самые утонченные чувства, передать эстетику душевных переживаний. Любую сферу китайской культуры питает энергия мироздания, внешнего по отношению к индивидууму. Поэтому, подобно тому, как китайские художники считают, что "результат исходит не из кисти", в боевых искусствах высшего уровня считается, что мастерство исходит из тела, а результат находится вне его пределов.

Вышеперечисленные особенности боевых искусств неотделимы от достижений в технике и теории. Без технических приемов и теоретической базы боевые искусства перестают быть таковыми, в то время как оба эти аспекта основываются на положениях биологии, психологии, медицины и динамики. Сочетание философии и динамики в данном случае играет ключевую роль.

В отличие от других систем, в боевых искусствах делается акцент на взаимосвязи внешнего и внутреннего, единстве тела и духа, слиянии человека и природы. Это означает, что "внутренние" и "внешние" упражнения выполняются одновременно (это называется "параллельным пестованием естества и жизни"). Кроме того, оба эти аспекта формируют такой процесс занятий, при котором увеличение "внешней" нагрузки приводит к увеличению "внутренних" усилий.

В науке о боевых искусствах до сих пор не существует четкого определения "внутреннего" * "внешнего", но общепризнанными являются две интерпретации этих понятий: согласно первой "внутреннее" - это "мысль" и "дух", а "внешнее" - тело и позы; согласно второй, "внутреннее" - это человек, а "внешнее" - мироздание. Боевые искусства требуют от человека совершенствования мыслей, тела и энергии. "Внутренняя" работа направлена на совершенствование самого человека, в то время как "внешняя" работа имеет целью выработку способности поддерживать связь с мирозданием. В действительности речь идет о взаимном совершенствовании тела и сознания, где главная роль отводится "внутренней" работе, являющейся энергетической составляющей боевых искусств и соответствующей тренировке сознания.

Стержнем и высшей ступенью "внутренней" и "внешней" работы в боевых искусствах является совершенствование сознания. Главный принцип, в соответствии с которым строится весь процесс подготовки, т.е. соединение "внутреннего" и "внешнего", позволяет постепенно достигать состояния полного слияния в единое целое тела и сознания. Специальная тренировка сознания и дыхания, построенная по принципу "от простого к сложному", эффективно регулирует функции всех органов и систем организма, а также способности человека в целом. Таким образом регулируются нервная и эндокринная системы, осуществляется постепенный переход на высший уровень гармонии, единения человека с внешним миром (с природой и обществом).

Занятия, объединяющие "внутреннее" и "внешнее", способны сформировать сверхординарные физические и умственные способности. Такие занятия включают отработку биодинамических упражнений, особые способы мышления, особые условия сохранения здоровья и продления жизни, специальную методологию.

Боевые искусства не открыли ничего нового в динамике, однако они совершили кардинальный прорыв в развитии скрытых способностей тела и мозга, отталкиваясь от принципов прикладной биодинамики. В боевых искусствах делается упор на эффективность движений и отработку жесткости и гибкости, "пустоты" и "наполненности", движения и покоя.быстроты и медленности и т.д. В сфере физиологии и психологии боевые искусства проследуют цель достижения высокого уровня взаимодействия между сознанием и "духом", волей, энергией и телом. Многие движения взяты из жизни и отражают стремление боевых искусств перенять у животных и растений, у всех видов движения в природе их способности по сохранению, пополнению и настройке своих биодинамических и биологических способностей, которые когда-то были присущи и человеку, но безвозвратно утрачены.

Терминология, связанная со стойками и позами, а также с комплексами упражнений практически всех школ боевых искусств, насыщена названиями, подчеркивающими подражательность приемов ушу различным формам жизни. Простые позы, так называемые "три двери", а также "восемь триграмм". В "двенадцати формах (животных)", "тринадцати методах алхимии" и т.д. называются дракон и ветер, сокол и змея, тигр и леопард, медведь, петух и журавль, дикая лошадь, обезьяна, лев, дикая мошка, воробей, ястреб, верблюд, рыба и т.д. Имеются также метеоры, солнце и луна, облака и дождь, ветер и гром, горы и реки, сосна и кедр, ясная весна и глубокий пруд, древний колокол и т.д. Этот перечень можно продолжать бесконечно.

Не следует думать, что боевые искусства требуют от человека падения до примитивного уровня или животного состояния. Наоборот, они поднимают на высшей уровень сознания восстановленные и обогащенные инстинкты и скрытые способности, то есть выполняют функцию по всесторонней отработке инстинктов и подсознания и прояснению сознания. Поэтому цель имитации жизни заключается в том, чтобы, используя формы, добиться совершенствования сознания, через совершенствование сознания добиться совершенствования внутренней энергии и с ее помощью совершенствовать свои мысли и дух в стремлении к их абсолютному единству. Это путь использования принципов и приемов биодинамики в стремлении к высшему уровню единения через возвращение всего к своим корням.

"Внутренняя сила" (Часто переводится термином "внутреннее усилие". - Прим. ред.) и энергия - это специфические категории физических и психических возможностей применительно к боевым искусствам. Можно также сказать, что "внутренняя сила" представляет собой усовершенствованную путем специальных тренировок физическую силу человека, а также способ ее передачи. "Внутренняя сила" проходит путь развития от грубой и неукротимой до тонкой, легкой и чистой, от передающейся чисто механически до проникающей, передающейся телу другого человека, а также распространяющейся в пространстве вокруг своего носителя и его соперника. Когда энергия сосредоточивается, она превращается во "внутреннюю силу"; когда "внутренняя сила" рассеивается, она становится энергией. Это позволяет динамической структуре "тело - мысль" человека переходить из твердого состояния в жидкое, газообразное и даже в состояние поля, а также создает условия, при которых становится возможной свободная смена этих состояний и их сочетание в разных комбинациях. Эти достижения боевых искусств в значительной степени расширили диапазон динамической функции человеческого тела, скрытые возможности по совершенствованию техники и повысили эффективность боевых приемов.

Боевые искусства и энергетика неотделимы друг от друга. Внутренняя функция энергии является главной особенностью боевых искусств. Говоря по сути, энергетика представляет собой техническую основу и медицинский аспект боевых искусств. Весь спектр теоретических положений китайской медицины, связанных с проблемой энергетики, также является одной из особенностей боевых искусств. Кроме обычных методов сохранения здоровья, предлагаемых китайской медициной, ее стандарты здоровья и долголетия составляют надежную основу медицинских теорий, позволивших добиться проверенных и доказанных временем результатов. К ним относятся: теория тонкого взаимодействия между человеком и природой, единства тела и духа, теории энергетических каналов, внутренних органов и биологических часов, а также специфические психофизические эффекты, порождаемые в результате соединения боевых искусств с энергетикой. Лечение болезней укрепляет организм, а применение положений китайской медицины в качестве технических принципов единоборств также способствует продлению жизни.

Таким образом, медицинская наука и энергетика в сочетании с боевыми искусствами представляют собой неиссякаемый источник разносторонних исследований, феномена жизни, скрытого под покровом тайны. Медицина и боевые искусства рождены для того, чтобы тесно сосуществовать. Многие врачи являются высококлассными мастерами боевых искусств или мастерами цигун, а многие мастера боевых искусств и цигунисты являются прекрасными врачами. На самом высоком уровне вообще невозможно провести четкую грань между медициной и боевыми искусствами, поскольку они составляют единое целое. Человечество всегда будет нуждаться в движении точно так же, как и в здоровье. Само собой разумеется, что движение и здоровье - две вечные темы в науке о человеческом организме. Поскольку они гармонизируют и развивают всю совокупность связей между телом и сознанием, боевым искусствам также присуще нечто от вечной жизненной силы.

Совершенно очевидно, что психологическая подготовка в боевых искусствах на таком уровне не может не выходить далеко за пределы любого из известных методов. Даже не стоит говорить о технической стороне комплексов упражнений: одиночные стойки и позы являются отправной точкой для соединения боевых искусств и энергетики точно так же, как установленная последовательность погружения в состояние покоя. Поэтому уже одиночные позы и стойки требуют от человека применения принципов и упражнений, аналогичных тому, что буддисты называют "умерщвлением плоти", сосредоточением, "внутренним взором", которые предназначены для достижения состояния абсолютного покоя, по буддийской терминологии - "пустоты", по даосской терминологии - "избавления от посторонних мыслей", по конфуцианской - "бесконечности". В последующем требуется довести состояние покоя до высшей степени устойчивости. Это состояние не только влияет на технику выполнения приемов в боевых искусствах, что нельзя недооценивать, но и является высокоэффективным средством против заболеваний психики. Более того, полный покой является краеугольным камнем эпистемологии и методологией восточной философии, а применительно к боевым искусствам - естественным путем обретения мгновенного просветления, благодаря которому становится понятной сущность любого предмета или явления.

Движение и покой являются порождением друг друга. Это универсальный закон неба. Боевые искусства стремятся привести физические и психические двигательные способности человека в соответствие с существующим в мироздании порядком в максимально возможной степени. В этом заключается особое развитие скрытых способностей тела и мозга человека, которое выводит их на сверхвысокий уровень. Примером этого может служить то, что боевые искусства делают упор на совершенствование сознания и достижение такого уровня, на котором воля способна заменить физическую силу. Это стало уже обыденностью для нескольких поколений мастеров и, вместе с тем, наиболее яркой специфической чертой боевых искусств. Конечной целью такой подготовки является слияние человека с природой, загадочный, непостижимый механизм которого еще никому не удалось раскрыть.

Вслед за теорией и практикой боевых искусств мы должны понять, что категория "сознание" не имеет ничего общего с абстрактным сознанием в обычном понимании, а связана с состоянием, при котором тело и мыслительная деятельность, дух и материя сливаются в единое целое. "Энергия" - это емкость, через которую происходит соединение и слияние внутреннего и внешнего. Отталкиваясь от этого положения, авторы сделали попытку представить новую концепцию научной гипотезы о том, что сознание идентично "движущейся мысли" и использовать ее для интерпретации загадочного явления применения воли вместо физической силы.

"Движущаяся мысль", как следует из самого понятия, это, скорее, мысль сознания, чем двигательная активность, однако она обладает чрезвычайно мощным и, вместе с тем, трудноуловимым биодинамическим эффектом, который не оставляет сомнений в том, что это становится возможным благодаря особой настройке мышечной функции и других биологических и психологических функций. Кроме того, "движущаяся мысль" (т.е. "сознание") является мостиком, ведущим к высшим рубежам технической подготовки и духовного опыта боевых искусств. Более того, высшие сферы боевых искусств представляют собой физическую и психическую апперцепцию высшего порядка, которая состоит в кристаллизации в голове мастера тысячелетней истории философии. Только с помощью апперцепции высшего порядка возможна реализация цели слияния природы и человека.

Одна из психофизических особенностей ушу, формируемая как "движение внутри с принятием формы снаружи", реализуется в разнообразных движениях и связках боевых искусств, в бесчисленных вариациях атакующих приемов. Все школы боевых искусств ограничивают способы и методы тренировки сравнительно узким кругом определенных движений. Повторяя эти движения снова и снова бесчисленное количество раз, удается оттачивать их до состояния идеальных образцов техники. Это также можно отнести к одной из наиболее ярких особенностей боевых искусств. Во всех школах выдвигаются четкие и строгие требования к стойкам и движениям всех частей тела: рук, глаз, корпуса, ног и т.д. Эти движения и стойки должны соответствовать не только определенным техническим стандартам, но и принципам медицины и энергетики. Как уже упоминалось выше, они должны также выражать эстетику народного искусства.

Высшим идеалом движения является умение активизировать скрытые способности сознания и тела. На пути достижения такого идеала боевые искусства добились грандиозных результатов, которые не столь широко известны. Модуляция, или управление способностями, является ключевым умением, формируемым в процессе занятий, а также основным инструментом для сохранения здоровья и лечения болезней. Это еще одна из особенностей боевых искусств. "Преимущественное применение воли вместо силы", "динамическая мысль", высокая апперцепция, единство природы и человека и т.д. - все это эффективно способствует устранению давления физических и психических инстинктов, напряжения, вызываемого стремлением к деятельности, противоречиями между сознанием и подсознанием, а также всеми прочими внешними факторами (в том числе атакующими действиями противника).

Другими словами, техника ушу позволяет добиваться устранения любого избыточного или нежелательного напряжения и таким образом поддерживать биологические способности тела и сознания человека на высоком уровне, обеспечивая тем самым их эффективность и, вместе с тем, рационально замедляя процессы обмена веществ и старения. Вместе с настойчивыми занятиями и овладением теорией боевых искусств это позволяет человеку прекратить бесконечные поиски, добиться абсолютного удовлетворения, обрести высокую духовность и участвовать в полном высокого смысла взаимодействии с другими людьми, всегда оставаясь в состоянии приятного физического и психического расслабления. Здоровые тела и души, продуктивная и осмысленная жизнь, высокая эффективность проявления способностей и умение управлять ими, умение ценить красоту, наполненное радостью сердце - главные секреты здоровья, процветания и долголетия.

Наиболее опасным в единоборствах и схватках является возможность получения травм. Менее серьезные травмы приносят кратковременные неприятности, а более серьезные могут создать физические и психологические проблемы на всю жизнь. Это надо принять как факт. Поскольку боевые искусства стоят высоко над приземленными целями достижения победы и недопущения поражения в схватке и имеют выраженный медицинский аспект, они по своей сути представляют собой в высокой степени гуманный метод подготовки и выявления превосходства. При отработке индивидуальных базовых упражнений и связок для каждого уровня существует свой высший медицинский принцип и соответствующие требования к энергетике. А на этапе "толкания руками" и при выполнении других парных упражнений избежать травм позволяет уяснение правила, согласно которому контроль за соперником должен осуществляться до тех пор, пока он демонстрирует свои притязания даже незначительным жестом или намерением. Такой гуманный подход надежно гарантирует возможность дальнейшего повышения уровня владения техникой самообороны, одновременно продолжая укреплять здоровье и продвигаясь вперед по пути поиска дао, позволяет людям, перешагнувшим пятидесятилетний рубеж, не только продолжать занятия, но и закладывать основу для их непрерывного совершенствования во второй половине жизни, достижения в конечном итоге полного физического и духовного очищения. Высшие принципы мастерства и сохранения здоровья, высокие стремления и опыт - все это находится в рамках такого гуманного характера подготовки и формального соперничества. Даже если человек не ставит перед собой высокие цели и занимается боевыми искусствами исключительно для того, чтобы участвовать в поединке, такой подход помогает значительно снизить ущерб, наносимый телу и психике, снизить травматизм до максимально возможного уровня. Привнесение гуманности в процесс занятий кулачным боем и в проведение соревнований также является одной из главнейших отличительных черт ушу, продолжением его благородных традиций. Стремление мастеров высочайшего уровня "превзойти соперника без боя" и случаи, когда два мастера, находясь лицом друг к другу, не в состоянии сделать ни одного движения - классические примеры неотделимости технических правил и теоретических положений боевых искусств.

Традиционная культура Китая имеет ярко выраженную религиозную окраску, проявляющуюся с разной степенью интенсивности, в том числе, и в боевых искусствах. Классическая китайская философия, базирующаяся на даосизме, буддизме и конфуцианстве, в процессе своего становления в значительной степени утратила религиозное содержание, что, тем не менее, не мешает религии использовать философию для подкрепления некоторых своих теорий. Древнее китайское "искусство сохранения здоровья" и боевые искусства также были использованы религией в своих интересах.

Существует мнение, что даосизм является единственной в мире мистической системой, которая не противоречит науке. Подтверждением этому выступает хотя бы тот факт, что, согласно теории даосизма, хозяином собственной судьбы является сам человек, а отнюдь не небеса. Даосизм проникнут позитивным духом борьбы за овладение небесным опытом через покорение природы путем поисков соответствия ее законам. Главной задачей науки является устранение всего ложного, определение истинного во всех предметах и явлениях, и ее отношение к религии не является исключением.

Обобщая все сказанное выше, можно определить боевые искусства как психофизическое воплощение традиционной культуры Китая в целом. Воплощение, которое, используя приемы нападения и защиты в качестве основы, представляет собой китайские народные способы физического и духовного совершенствования. Живой дух боевых искусств выражает холическая философия мироздания, а главное назначение заключается в поисках истины, идеала человеческой личности, в стремлении к физическому и духовному совершенству, к прекрасному, к гармоничному развитию человека, природы и общества. Инструментами боевых искусств являются восточные эпистемология и методология, а фундаментом - достижения в технике единоборств. Эти достижения и быстрое продвижение вперед обеспечиваются подпиткой всей традиционной культуры и требуют согласованности с законами самообороны, медицины, долголетия, универсальной эстетики, этики и т.д. Ключевым критерием правильной подготовки является эффективность совершенствования сознания, проявлениями которого можно считать сложные физические упражнения по формированию тела и духа, пробуждение скрытых способностей, создание близких к идеальному телосложения и структуры мышления, целый спектр эффектов, реализующихся за счет сочетания высокого уровня навыков и модулирования способностей и возвышение личностных качеств и духа. Характер подготовки и пути достижения победы в боевых искусствах имеют гуманные, миролюбивые формы и направлены на максимально возможное недопущение травм. Боевые искусства способны привнести в жизнь человека интерес и чувство удовлетворения, наполнить ее смыслом и радостью, помочь достижению цели продления жизни.

Весь спектр достижений боевых искусств представляет собой безграничное поле деятельности для современной науки. Они занимают уникальное место и имеют чрезвычайно важное значение для будущего науки о жизни. Вышеприведенные особенности боевых искусств в своей совокупности отражают их высокую ценность, делают уникальным видом физической и психологической подготовки, не имеющим аналогов в мире. Именно поэтому боевые искусства привлекают внимание не только спортсменов и энтузиастов различного вида единоборств, но и всех тех, кто стремится к добру и свету. Было бы нелогично ограничивать значение и ценность боевых искусств лишь сферой физической культуры, поскольку они принадлежат культуре в самом широком понимании этого слова.

Что касается отношений между китайскими боевыми искусствами и наукой, то здесь существует серьезная проблема, заключающаяся в том, каким образом возможно воссоединение двух различных логических систем. По нашему мнению, путь к успеху этого предприятия лежит через выработку такой методологии, таких научных подходов, которые обеспечивали бы соединение, взаимное дополнение и взаимное проникновение четырех составляющих: прошлого и настоящего, китайского и зарубежного. Каждая из этих составляющих должна, укрепляясь и развиваясь, преодолеть собственные пристрастия и предубеждения, пройти через процессы индивидуальной подстройки под общие требования и выйти на новые, более простые и эффективные методы познания и изменения мира. Только новая научно-философская методология позволит наилучшим образом осмыслить плоды образования, науки и культуры прошлого и настоящего и на основе увековечения достижений разума и мудрости всего человечества осуществить глобальный прорыв в эволюции нашей цивилизации, подняться на новую ступень в отношениях между человеком и природой, вывести на новый уровень дух и разум человеческой расы.

Результаты современных исследований со всей очевидностью дают понять, что человечество переживает беспрецедентный переходный период и именно боевые искусства как часть мира науки и мысли перед лицом этого переходного периода намерены прорваться через узость устоявшихся представлений и предложить новый выбор во имя будущего человечества.

Первоочередной задачей является реализация намерений обобщить мудрость и знания, накопленные предыдущими поколениями, дать простор скрытой энергии нового знания и повернуться лицом к свету. Волна политических и экономических изменений в современном мире, тенденция к координации действий между странами, небывалый прогресс в сфере коммуникаций, постоянно расширяющиеся обмены в области культуры и информации - все эти факторы способны сыграть неоценимую роль в осуществлении нового перехода и проложить путь к идеальному миру.

Когда прошлое и настоящее, отечественное и зарубежное соединятся между собой таким образом, что смогут взаимодополняться и влиять друг на друга, это будет означать, что все четыре составляющие находятся в равном положении с точки зрения экономики, политики, собственной ценности и достоинства и могут выступать как объектом, так и субъектом исследований, а также в равной степени пользоваться результатами этих исследований. Также необходимо установить подобные отношения равноправного диалога между традиционной культурой и наукой, между боевыми искусствами и наукой. И то, и другое - способы познания мира и вселенной в интересах человечества. Не следует считать какой-то один способ познания, и только его, единственно верным, не следует обвинять другие способы познания в ненаучности и мистицизме только за то, что они используют другие подходы, другую методологию, другие концептуальные рамки и терминологию. Нельзя забывать, что лучшие образцы и сама суть китайской традиционной культуры вышли из огня продолжительной и жестокой борьбы с предрассудками и суевериями.

Предлагаемое описание специфических черт и методики боевых искусств, несомненно, страдают недостатками и далеки от совершенства, однако, следует учитывать, что авторы не ставили целью дать исчерпывающее изложение проблемы. Масса явлений, загадочных и не познанных наукой, нуждается в длительных исследованиях совместными усилиями всего человечества. Авторы дают простое пояснение лишь небольшой части специфических особенностей боевых искусств, что должно способствовать изменению чрезвычайно узкого к ним подхода. Акцент, сделанный на проблемах новой методологии, является результатом личного опыта и учета многих противоречий, трудностей и препятствий, стоящих перед наукой о человеке.

Некоторые считают, что в боевых искусствах нет ничего особенного, что они не более чем прикрытые шарлатанские трюки. Другие относятся к боевым искусствам, как к чему-то таинственному и сверхъестественному. Обе точки зрения являются предубеждением, источник которого кроется в нежелании или неумении сопоставить данные нескольких наук. Одной из целей как раз и является попытка хоть в какой-то степени решить эти проблемы. Удалось это или нет - решать читателям.

Авторы уверены, что их подходы к главным проблемам, а также их мотивы и цели лежат в русле научного развития боевых искусств, которые устремлены в будущее и нуждаются в международном признании. Необходимым условием в этом процессе выступает подход к боевым искусствам как к явлению культуры, придание им характера научного и цельного с общественной точки зрения явления. Важной предпосылкой для создания таких условий является соединение боевых искусств с наукой. Это значит, что боевые искусства должны овладевать научным знанием, а ученые заняться проблемами особенностей и традиционной теории боевых искусств. Только на такой основе могут быть найдены общий язык, общее понимание противоречий и пути их совместного разрешения, может быть выработана новая научная методология боевых искусств.

В публикации не нашли широкого отражения конкретные принципы ведения кулачного боя и методика подготовки, поскольку она посвящена исследованию некоторых сущностных особенностей боевых искусств и поиску внутренних взаимосвязей между наукой и традиционными теориями, а также законов природы, управляющих ими. Авторы попытались обобщить определенную часть традиционного знания и концепций, связанных с современными боевыми искусствами из области философии, культуры и общественной мысли, и не намерены делать какие-либо окончательные выводы, будучи заинтересованными в стимулировании самостоятельных размышлений читателей над выдвинутыми проблемами.

 

ГЛАВА I. Совершенствование сознания через боевые искусства

От совершенствования сознания к движущей мысли и развитой апперцепции

Боевые искусства имеют целью физическое и умственное совершенствование. Содержание этих двух главных видов подготовки должно быть тесно связано между собой. Развитие первого и второго должно осуществляться одновременно, *с тем чтобы в конечном итоге достичь высшей степени координации действий между телом и умом. Совершенствование тела и совершенствование ума влияют друг на друга и неотделимы одно от другого. "Совершенствование ума", "совершенствование духа", "пестование естества" и "совершенствование сознания" определяются в настоящее время как разные уровни духа жизни и глубинной психологии. "Совершенствование тела", "совершенствование телосложения", "совершенствование жизненности" и "совершенствование энергии" принадлежат к разным уровням и аспектам того, что современные человек понимает под взаимосвязью материальных компонентов человеческого тела. Поскольку и совершенствование тела, и совершенствование ума неотделимы от совершенствования сознания, то мы будем временно использовать здесь термин "совершенствование сознания", как включающий в себя оба этих понятия.

В свое время было проведено много успешных научных экспериментов в области развития тела человека, но большинство из них сводились к физическим упражнениям в условиях обычного состояния психики. Если же говорить о совершенствовании сознания посредством боевых искусств и об условиях функционирования тела человека, управляемого соответствующим образом, то на настоящий момент каких-либо серьезных научных результатов весьма немного, а их содержание ожидает своего теоретического и практического развития, создания необходимых условий для их научного анализа и объяснения, которое могло бы удовлетворить современного человека. Чтобы имеющиеся данные обрели надежную опору, необходимо их объяснение и комплексное изучение с позиций современной науки, древней китайской философии, китайской медицины, цигун и боевых искусств.

Возникает резонный вопрос: если база для научных исследований настолько мала, то о каком "научном совершенствовании сознания" может идти речь? На этот вопрос можно ответить так: без дискуссий невозможно обобщить существующие на сегодняшний момент данные и создать необходимые предпосылки для проведения современных научных исследований.

Мы отдаем себе полный отчет в том, что для современной науки и современного человека "совершенствование сознания" в боевых искусствах - это целина, очень плодородная, но с трудом поддающаяся освоению. Тем не менее, в сфере индивидуальной физиологии она уже дает богатые плоды.

Совершенствование сознания занимает чрезвычайно важное положение в теории и практике боевых искусств. Оно пронизывает как начальный этап подготовки, так и содержание боевых искусств высшего уровня. Совершенствование сознания - это стержень и квинтэссенция техники и теории боевых искусств. Отказ от него равносилен лишению боевых искусств живой души и самих основ техники и теории. Боевые искусства без совершенствования сознания превратятся во всего лишь "внешние упражнения" низкого уровня с присущими им частными особенностями внешнего характера, ничем не отличающимися от любого другого вида единоборств.

Внутренние и энергетические упражнения в боевых искусствах неотделимы от "тренировки сознания". Без прохождения через процесс совершенствования сознания внутренние и внешние упражнения будут не способны обеспечить продвижение на более высокие уровни эффективности занятий и духовных состояний.

Совершенствование сознания - не только необходимая составная часть боевых искусств, но и ключевая проблема для исследований в этой области. Она требует большого внимания, глубокого проникновения и тщательного изучения. Она должна стать объектом специальных исследований и изучаться с помощью системного подхода.

Выявить сущность боевых искусств можно лишь тогда, когда будет вскрыта их природа. И только тогда можно будет говорить о придании боевым искусствам современного характера и их широкой популяризации в обществе. Только в этом случае станет возможным понимание человечеством истинного значения китайских боевых искусств и будет обеспечено их существование в будущем. Можно даже предсказать, что совершенствование сознания станет наиболее тонким инструментом, который позволит осуществлять научный поиск во многих областях, лежащих на стыках наук.

В пользу такого предположения говорят следующие факты. Во-первых, непрерывно совершенствуется научная техника. Во-вторых, экспериментально доказано существование особого сознания у конкретных мастеров боевых искусств и цигун, достигших соответствующего уровня и завершивших совершенствование сознания, которое является данной в ощущениях реальностью, хотя и не всегда имеющей однозначное объяснение.

Что еще более ценно, во многих научных трактатах, относящихся к классическим философским текстам, литературе по китайской медицине и цигун, можно обнаружить немало материала, который можно использовать для углубления в предмет изучения.

Наша задача в отношении этого специфического научного и культурного наследия состоит в том, чтобы выработать новую методологию, встав на конструктивный путь сочетания древнего и современного, собственного и иностранного, и за счет этого осуществить прорыв в теории и научных исследованиях.

В области взаимодействия с современной научной общественностью нашей задачей является, прежде всего, осуществление наглядной систематизации, упорядочение традиционных теорий и практических результатов с привязкой этого к современной науке и адаптация к современной терминологии настолько, насколько это возможно. Необходимо осуществить соответствующую интерпретацию этих теорий, "перевести" их, если можно так выразиться, на современный язык.

Существует множество школ боевых искусств высокого уровня, но все они, в конечном итоге, неизменно стремятся к одной цели, хотя и разными путями. Поэтому в этом смысле обо всех боевых искусствах Китая можно говорить как об одной школе. Когда мы заводим речь о боевых искусствах высшего уровня и, в частности, о совершенствовании сознания, оказывается, что употребляемые нами понятия, несмотря на то, что в разных школах они выражаются по-разному, тем не менее несут одну и ту же смысловую нагрузку, имеют одно и то же содержание.

Поэтому подробное обсуждение проблем, связанных с совершенствованием сознания, будет весьма полезным и с той точки зрения, что позволит преодолеть различные сектантские предрассудки, сформировавшиеся в процессе исторического развития, и избежать ненужных споров. Сектантство является огромным препятствием для сохранения и объяснения сущности боевых искусств, для их распространения в мире. Всем Серьезным мастерам боевых искусств известно, чтО все китайские боевые искусства представляют собой одну школу. Мы также твердо уверены, что только сегодня, когда древняя и современная наука и философия устанавливают контакты и начинают объединяться, стало возможно сломать искусственно воздвигнутые сектантские барьеры.

 

ГЛАВА II. Боевые искусства и традиционные теории

Под традиционными теориями, о которых идет речь, мы понимаем отрасли традиционной китайской науки, связанные с совершенствованием сознания и свободные от невежественных представлений и предрассудков. В этой главе мы представим краткий обзор соответствующих положений и исторических материалов. Чтобы избежать необъективности, мы не будем упрощенно делить их на идеалистические и материалистические.

Надеемся, что читатель будет постоянно помнить о том, что традиционную китайскую науку нельзя обвинять в "ненаучности" только по причине того, что ее концепции и терминология не соответствуют принятым в современной научной сфере. Тем более, что наличие теории, реальных результатов и их практического применения в принципе и составляет то, что называется наукой. Мы просто не имеем права отвергать рациональный и эффективный образ мысли Древнего Востока как выходящий за рамки "правильного" мышления только лишь в связи с непривычностью посылок, подходов и концепций.

Совершенствование сознания как главное звено подготовки в боевых искусствах высокого уровня

Поговорка гласит: "Развитие энергии внутри укрепляет сухожилия, кости и мышцы снаружи". Это самое общее, хотя и упрощенное, определение двух основных составляющих боевых искусств: тренировки тела и энергии.

Из приведенной поговорки становится ясно, что тренировка тела и развитие энергетики представляют собой два главных элемента подготовки в боевых искусствах, которые, конечно же, могут различаться по степени, последовательности и методике в зависимости от особенностей и традиции того или иного вида единоборств.

Нет необходимости напоминать, что оба вида подготовки тесно связаны и работой мозга и неотделимы от состояния сознания, играющего направляющую роль. Направляющая роль сознания присуща любому виду тренировки тела и является общим для всех подобных систем фактором. Отличие боевых искусств от других систем физического совершенствования состоит в умении управлять самим сознанием.

Тренировка сознания сама по себе руководствуется положениями древней китайской философии, китайской медицины, теории энергетических каналов и боевых искусств. В то же время она базируется на динамике движений в живой природе, психологии тренировки, энергетике, а также на принципах искусства "пестования тела" и сохранения здоровья. Тренировка сознания, таким образом, пронизывает все уровни и все аспекты боевых искусств в целом.

Поэтому в процессе одновременной тренировки тела и энергии совершенствование сознания является ключевым элементом высшего уровня. Оно представляет собой одну из главных и самых важных особенностей боевых искусств.

Совершенствование сознания: тренировка управления телом для развития сверхспособностей тела и ума.

Отработка упражнений, направленных на высокую управляемость тела, является элементом, сопутствующим развитию сверхспособностей тела и ума.

Теория тайцзицюань изложена в тезисах следующего рода: "Сознание и энергия являются правителями, кости и мышцы - администраторами"; "мысль управляет энергией, энергия управляет телом" и т.д.

С литературной точки зрения можно отметить, что положения теории боевых искусств очень метафоричны и изобилуют терминологией, связанной с межклассовыми отношениями в феодальном обществе, древней системой военного управления и т.д.

С точки зрения содержания, сознание (мысль), энергия и тело однозначно определяются как три составные части, или взаимодействующие функции, в рамках одной неделимой системы. Причем, мысль является фактором, инициирующим движение, поэтому ее можно назвать "командующим", энергия представляет собой "источник" движения; а тело - "армию".

Мысль также можно сравнить с электрическим рубильником, энергию - с электрическим током, а тело - с проводами и электроприбором. Цель функционирования системы требует "следования за мыслью" в том смысле, что необходимо действовать в соответствии с намерением и волей "командующего".

С точки зрения систематики эти отличия в функциях и субординация соответствуют взаимным связям между сознанием и телом, а также принципу одновременного совершенствования сознания и тела, который присущ всем школам боевых искусств, хотя формируется по-разному и имеет в каждой школе собственное практическое воплощение. Эти функциональные уровни и порядок подчинения соответствуют и современным научным теориям о взаимоотношениях между телом и сознанием.

Подчеркивая взаимосвязь между сознанием и энергией как между правителем и администратором, китайские боевые искусства также включают в себя изучение взаимоотношений между мыслью и сознательным намерением, между сознанием и энергией, между энергией и силой, так же как между руками и ногами, локтями и коленями, плечами и бедрами. Кроме того, боевые искусства изучают взаимосвязи между внешним и внутренним - то есть между всеми элементами единой системы. Эти взаимосвязи предполагают гармонию и координацию.

Проблема состоит в следующем: в рамках системы, реагирующей на множество нелогичных (а порой неестественных) временных раздражителей, функционирование знаний, энергии и тела не может быть по-настоящему согласованным, а следовательно, ведет к нерациональному расходованию жизненных сил, что в крайних ситуациях может выливаться в тяжелые физические и психические заболевания.

Поэтому человечество нуждается в большем количестве различных способов предупреждения растраты жизненных сил и реализации взаимодействия и координации функционирования сознания, энергии и тела. В поисках путей достижения этой цели боевым искусствам уже многое удалось.

Подготовка в области боевых искусств имеет ряд особенностей, заключающихся в следующем. Прежде всего, базовая подготовка сознания, энергии и тела осуществляется под воздействием обычного сознания. Затем решается следующая задача - на уже созданной базе осуществляется совершенствование сознания. Оно включает изменение самой природы "командующего" путем специальных упражнений с целью формирования сверхсознания, присущего боевым искусствам.

Итак, сознание трансформируется в сверхсознание, которое затем используется для дальнейшего развития тела и энергии до соответствующего сверхорди-нарного уровня. Если пойти еще дальше, то сверхординарное развитие сознания и тела за счет их парралельного совершенствования может привести к цели, состоящей в высокой степени координации и согласованности функционирования сознания, энергии и тела на всех уровнях единой системы их организации.

Из вышесказанного становится очевидным, что совершенствование сознания в боевых искусствах концептуально отличается от тренировки сознания в современном спорте. Одновременное совершенствование и одновременное применение сознания и тела, или, точнее говоря, их взаимное совершенствование и задействование, еще не являются высшим уровнем совершенствования сознания. Существует более высокий уровень - "использование сознания, а не силы", и еще более высокий уровень, когда уже не требуется применения и самого сознания. Для этого необходимо "устранение сознательного намерения", что позволяет выйти на этап полного овладения сверхсознанием и физическим бытием.

Только в этом случае можно говорить об овладении высшим мастерством, которое характеризуется следующим образом: "непреднамеренное превыше всего"; "сознание без сознательного намерения есть истинное сознание".

Совершенствование сознания и концепция триединства жизненности, энергии и духа в китайской медицине

Концепция китайский медицины о триединстве жизненности, энергии и духа содержит такое же деление на уровни и такие же функциональные взаимосвязи, как и триединство сознания, энергии и тела в боевых искусствах. Жизненность, энергия и дух отличаются друг от друга по уровню и своей роли, однако в данном случае мы не будем пока учитывать эти различия.

Жизненность, или жизнеспособность (цзин), включает все, что составляет тело человека и поддерживает жизнедеятельность организма. Это понятие можно рассматривать как "тело" т.е. как механическую систему.

Энергию (ци) можно определить как "энергетическую систему" тела человека (включая мозг). Дух (шэнь) представляет собой целостное выражение проявле^ ний жизненности и энергии, включая все виды духовной и психической деятельности человека. Дух является, в данном случае, адекватным "сознанию" как "мотивационной и управляющей системе".

Согласно теории "изначальной энергии", эта энергия заполняет собой все мироздание и все живущее. Все живущее содержит жизненность, энергию и дух, представляющие собой разные состояния и формы функционирования "изначальной энергии".

Жизненность, энергия и дух - три субстанции, которые, функционально взаимодействуя, поддерживают жизнедеятельность организма человека. Жизнен-ность-цзин и энергия-ци составляют основу духа-шэнь, который, в свою очередь, осуществляет управление цзин и ци. Дух является необходимым условием жизнедеятельности и одновременно ее высшим проявлением.

Необходимо пояснить, что современный китайский термин "жизненный дух" означает только психическую деятельность сознания человека, однако, его первоначальное значение пришло из теории китайский медицины о жизненности, энергии и духе. Жизненность есть жизнь (тело), дух есть сущность сознания, а энергия - субстанция, используемая и телом и сознанием.

Отсюда видно, насколько большое значение китайская медицина придает признанию и обоснованию неразделимости физической и ментальной функций и какую большую роль она отводит им. Практические способы и методы, связанные с их обоснованием, мы пытаемся представить в каждой главе. Без этих прагматических методов невозможно уяснить, что же представляет собой сознание.

Нижеследующую цитату можно рассматривать как главное положение теории познания, разработанной в психологии китайской медицины: "Приход жизни называется жизненностью. Две жизненности, поддерживающие друг друга, называются духом. То, что приходит и уходит с духом, называется небесной душой; то, что выходит и входит с жизненностью, называется земной душой. То, что выполняет распорядительные функции, называется умом. Когда ум наполнен содержанием, он называется сознанием. Когда сознание направлено на что-либо, это называется намерением. Изменение внимания, основанное на намерении, называется мыслью. Постижение мыслью далекого называется умозаключением. Деятельность с помощью умозаключений называется интелектом".

Конечно, понятия китайской медицины были разработаны отнюдь не для использования в боевых искусствах. Задача медицины состоит в борьбе с болезнями. Основной методологией китайский медицины является привлечение теоретического знания, приемов и методов в сочетании с наукой о мироздании, природе и жизни для поддержания баланса между инь и ян в организме человека, что и является главным условием здоровья.

Вместе с тем, китайская медицина предоставляет гарантии безопасности для занятий боевыми искусствами. Любое направление боевых искусств использует теорию отображения внутренних органов, теорию энергетических каналов, принципы циркуляции энергии в определенное время (т.н. "биологические часы"), а также такие доктрины, как "пять перемещений и шесть энергий". Все это позволяет развить жизненность, энергию и дух, обеспечивает эффективную "настройку" и динамический баланс тела и сознания внутреннего и внешнего.

Что касается конкретно совершенствования сознания, то китайская медицина делает акцент на регулировку психики, что отражают такие формулы, как "сначала - лечение духа", или "самое важное - лечение духа", а также "мудрый оберегает дух, глупый - тело".

"Совершенствование сознания" означает развитие всех уровней "духа", включающих все категории китайской медицины, связанные с телом и умом, особенно с психологической сферой: жизненностью, духом, высшими и низшими душами, умом, вниманием, волей, мыслью, размышлением и знанием, а также желаниями, темпераментом, характером и т.д.

Стремление соединить принципы боевых искусств с китайской медициной основано на необходимости связать между собой положения медицины, включая естественные законы здоровой ментальной и физической деятельности, с развитием характера, духа и здоровья человека, что позволяет решить проблемы, связанные с формированием сверхсознания, особенно с ответственностью, которую влечет за собой обладание особыми способностями, что позволяет взглянуть на них не просто как на то, что используется для боевых искусств, но и как на способности, позволяющие человеку обрести крепкое здоровье, предотвратить болезни и продлить жизнь.

Совершенствование сознания и энергетика

С точки зрения истории вопроса, энергетика (цигун) всегда являлась своеобразным мостиком, соединяющим боевые искусства с китайской медициной и философией. Внутренняя работа в боевых искусствах связана, прежде всего, с энергетикой. На более продвинутых этапах эта внутренняя работа заключается в соответствующей тренировке сознания на основе энергетики.

Исторически сложилось так, что боевые искусства стали по-новому влиять на физиологию, мускулатуру, психику, ловкость, координацию и здоровье человека только после того, когда они стали практиковаться в комбинации с энергетическими упражнениями. Только с приходом энергетики, соединившей кулачный бой с принципами сохранения здоровья, боевые искусства превратились в средство совершенствования сознания, выходящее далеко за рамки физиологии и психологии обычной гимнастики, превратились в средство достижения весьма специфических и удивительнейших результатов.

С другой стороны, только в боевых искусствах энергетические упражнения смогли подняться на новый уровень как инструмент гармонизации движения и покоя. Иными словами, боевые искусства и энергетика дополняют и обогащают друг друга.

Ранее можно было встретить высказывания о необходимости соединения боевых искусств и энергетики, поскольку сплошь и рядом встречались практики боевых искусств, которые не утруждали себя подготовкой в области энергетики. Однако истина состоит в том, что слияние боевых искусств и энергетики уже произошло и достаточно давно.

Боевые искусства превратились в одну из форм и способов занятий энергетикой. Причина, по которой приходится вновь акцентировать внимание на "соединении", заключается в том, что в последние десятилетия боевые искусства, распространившиеся достаточно широко, были оторваны от энергетики и потеряли такой важный элемент, как внутренняя работа. Именно поэтому необходимо говорить о "восстановлении" внутренней работы в боевых искусствах, о "возрождении" энергетики в рамках соевых искусств. Строго говоря, боевые искусства без внутренней работы не являются классическими китайскими боевыми искусствами или, по крайней мере, не могут быть отнесены к боевым искусствам высокого уровня. Призывать к соединению боевых искусств с энергетикой все равно, что призывать к соединению боевых искусств с боевыми искусствами.

Точно также энергетика неотделима от тренировки сознания, поскольку все виды энергетических упражнений требуют настройки сознания.

Различные школы цигун принадлежат, в первую очередь, соответствующим философским и медицинским школам. Те из них, которые слились с разнообразными школами боевых искусств и кулачного боя, сформировали соответственно большое количество своих принципов и методов наряду с соответствующими упражнениями для сознания.

Более того, все они обладают уникальным содержанием и тайными учениями, все они имеют свои достижения. Однако, чем ближе к вершинам мастерства, тем отчетливее тенденция стремления к одной и той же цели, несмотря на различия в выбранном пути. Корни цигун - в китайской медицине и философских школах конфуцианства, буддизма и даосизма, а также и соответствующих религиозных учениях, каждое из которых, в свою очередь, делится на большое количество направлений и сект.

В рамках этой работы невозможно подробно остановиться на особенностях всех школ цигун. Поэтому мы ограничимся для примера даосской теорией "двойного пестования естества и жизни".

"Двойное пестование естества и жизни" заключается в укреплении жизненности, энергии и духа человека путем выполнения энергетических упражнений в движении и покое или за счет внутренней работы в боевых искусствах, в которой сочетаются движение и покой. Жизненность и энергия составляют жизнь, а дух - это "естество". Однако будучи доведенными до высшего уровня совершенства, они представляют собой единую энергию.

Главная цель состоит в том, чтобы преодолеть различные физические и психические помехи, формирующиеся у человека после рождения, и осуществить переход от преходящего к значительному, вернуться к реальному, восстановить целостность и через это реализовать скрытые возможности тела и мозга.

Несмотря на то, что речь идет о "двойном пестовании" и одновременном совершенствовании, тем не менее, уже сама постановка вопроса предполагает, что должен существовать определенный переход от упражнений, направленных на "пестование жизни", к упражнениям, направленным на "пестование естества". Зачастую по этому признаку происходит разделение существующих школ на те, которые от начала до конца проповедуют "пестование естества", и те, которые от начала до конца сосредоточиваются на "пестовании жизни".

Нижеследующая формула ярко отражает четыре основные уровня даосских энергетических упражнений: "перегонка жизненности в энергию, энергии - в дух, духа - вновь в открытость, перегонка открытости до слияния с дао". Хотя понятие "сознание" здесь не упомянуто, однако весь процесс укрепления жизненности, энергии и духа неотделим от сознания, на какую бы из двух составляющих, жизнь или естество, ни делался упор.

Таким образом сущность и цели совершенствования сознания были подняты на новую высоту, позволяющую осуществлять подготовку сознания и тела, так, чтобы достичь высшего философского принципа даосизма - гармонии с естественными законами мироздания.

Достижение такого состояния является целью различных конфуцианских, буддистких и даосских школ цигун, поскольку понятия "бесконечность", "пустота" и "дао" - разные названия одной и той же философской категории. Отсюда видно, что цигун представляет собой мостик, перекинутый от боевых искусств к философии, а также канал, по которому философия вливается в боевые искусства.

Иероглиф, которым обозначается понятие "естество", т.е. "изначальная природа", или "сущность" человека, состоит из двух элементов, означающих "мышление" (сердце) и "жизнь", поэтому его значение можно грубо интерпретировать как "жизнь сознания" или как "сознание, продолжающее жить", что является ярчайшим отражением духа и психологии человека.

Если рассматривать процесс подготовки внимания, энергии и тела по методу "двойного пестования естества и жизни" с точки зрения совершенствования сознания, то последовательность этапов выглядит следующим образом. Сначала - совершенствование "защитной энергии" (низшей или "земной энергии"), затем - совершенствование "жизненной энергии" (намерение, или воля), далее - совершенствование "созидательной энергии" (высшей, или "небесной энергии"), и вновь возвращение к совершенствованию изначальной энергии и изначального духа (пустоты).

Все эти этапы неотделимы от упражнений на тренировку сознания соответствующего уровня. В результате происходит слияние с дао, позволяющее человеку обрести абсолютную гармонию с мирозданием и природой, а также дающее возможность в полной мере реализовать скрытые особые способности и продлить жизнь.

Наиболее известными вариантами сочетания даосского цигун и боевых искусств являются тайцзицюань, синъицюань и багуцюань. Для примера остановимся более подробно на тайцзицюань.

Базирующийся на философской концепции Великого передела (тайцзи), тайцзицюань придает исключительное значение "параллельному совершенствованию сознания и тела, двойному пестованию естества и жизни". Исходя из этой посылки, тайцзицюань также включает переход от акцентированного совершенствования тела (совершенствования жизнеспособности и энергии) к акцентированному совершенствованию ума (совершенствованию духа, пестованию естества) через совершенствование сознания.

Этот процесс предполагает постепенное продвижение вперед от "сознательного совершенствования сознания" через "совершенствование между сознанием и бессознанием" к рубежу так называемого "бессознания", на котором "сознание (ум) умирает, а дух оживает". Затем через совершенствование духа и открытости достигается цель "устойчивости духа, полноты энергии, наполненности природным естеством", после чего происходит возвращение в беспредельность (слияние с дао).

Разные школы и направления используют разные требования, отличаются последовательностью выполнения упражнений, среди них встречаются более сложные и более простые, их технические приемы и способы имеют собственную специфику, они в разной степени связаны с литературой, драматическим искусством и живописью, не говоря уже о более глубоких различиях. Но в любой из школ, тем не менее, совершенствование сознания происходит через те же самые этапы и восходящие уровни. Более того, чем выше уровень, тем более отчетливо проявляется общая для всех школ тенденция стремления к одной и той же цели.

Такой вид подготовки, характеризующийся последовательным продвижением по восходящим уровням, не только помогает человеку достичь гармонии и ско-ординированности движений в системе тело-сознание, но и открывает необозримые перспективы раскрытия скрытых возможностей тела и мозга. Он позволяет достичь высочайшего уровня динамического равновесия и гармонии в системе тело-сознание, а также слияния в единое целое с внешним миром, включая природу и общество.

Для полноты картины необходимо остановиться еще на одной проблеме. По большому счету медицинская школа цигун основной упор делает на поддержание здоровья, конфуцианская школа - на морально-нравственный аспект, а буддистская и даосская школы в .чем-то близки друг к другу, хотя имеют и отличия. Если не учитывать мастеров высшего уровня обеих школ, то, с точки зрения общих результатов, успехи даосской школы в пестовании жизни выше, чем в пестовании естества, в то время как буддистская школа больше преуспела в пестовании естества, чем в пестовании жизни. Причины этого кроются в уровнях совершенствования сознания.

В теории китайского цигун постоянно подчеркивается единство конфуцианской, буддисткой, даосской и медицинской школ. Китайский цигун - это единая наука, требующая высокого уровня интеграции принципов и достижений всех четырех направлений. В процессе практических занятий различия между школами все еще очевидны, но лишь на начальном и среднем этапах.

Если браться описывать различия между школами цигун используя современную терминологию, то вряд ли удастся избежать ошибочных толкований. Однако попытаемся это сделать, надеясь на то, что так будет более понятно неподготовленному читателю. Буддизм - это передовая психология, даосизм - естественные науки и биология, конфуцианство - это социология и общественные отношения, а медицинская школа - медицина. Для дальнейшего сближения и последующего объединения всех четырех школ в самом широком плане (и не только среди ограниченного круга людей) необходимы дополнительные усилия.

Совершенствование сознания и классическая китайская философия

Боевые искусства как способ тренировки системы "тело-сознание" сформировались в результате сочетания искусства кулачного боя, медицины, цигун, философии и других явлений культуры, включая литературу, драматическое искусства, живопись и т.д. Искусство кулачного боя обогатилось медицинским знанием цигун, благодаря чему была также установлена связь с философией, литературой и искусством. В связи с этим именно в философии нашла свое отражение высшая суть занятий совершенствованием сознания.

Это значит, что мы не должны ограничивать содержание боевых искусств его разделением на отдельные составляющие. Необходим всеобъемлющий подход к оценке источников боевых искусств, поскольку именно при таком подходе боевые искусства способны привести к высшей человеческой мудрости и, далее, к такому уровню понимания, который позволяет охватить все сущее разом.

С другой стороны, вклад боевых искусств в философию также трудно переоценить. Они представляют собой яркий пример конкретного философского опыта и обогащают ее экспериментальными данными по многим важным проблемам, которые невозможно получить никаким другим путем. Вместе с тем, благодаря достижениям в области совершенствования сознания, боевые искусства, наряду с успехами китайской медицины, цигун, литературы и искусства, так изменили литературную основу классической философии, а также ее нелитературное содержание, из которого выросла философская литература, что позволили донести его живые образцы до наших дней.

Изучение проблем совершенствования сознания в боевых искусствах невозможно без погружения в классическую китайскую философию, поскольку "сознание", о котором идет речь, является продуктом практики китайской философии. В связи с этим необходимо четко представлять, что в вопросах изучения китайского философского наследия следует проявлять большую осторожность, чтобы избежать упрощений и вульгаризации, способных привести к неоправданному возвеличиванию незначительного или, иными словами, поставить человека в положение слепого, ощупывающего слона. Недопустим и такой подход к китайской философии, который делает ее пассивным объектом научных исследований.

Поскольку классическая китайская философия имеет собственные корни, содержание и методологию, она оказала и оказывает по настоящее время огромное влияние на образ мыслей китайцев, использует собственные методы для объяснения субъективного и объективного миров. В Древнем Китае задолго до появления современного научного оборудования и методов анализа именно с помощью этой методологии китайцы познавали и перестраивали мир, создавая уникальную духовную и материальную культуру. И в наше время многие ученые и философы находятся под воздействием очарования классической китайской философии.

Учитывая все вышесказанное, можно констатировать, что китайская философия имеет полное право вести на равных диалог с современной наукой и философией во имя полноценного познания субъективного и объективного мира, что она способна внести новый вклад в обеспечение процветания человечества. Важно отметить, что среди особых возможностей, признанных как достижения китайской медицины, цигун и боевых искусств и часть из которых уже стала реальными, осознанными фактами, существует много такого, что современная философия и наука не в состоянии объяснить. Однако все это постигла китайская философская мысль.

Хотя многое в классической китайской философии требует дальнейшего изучения и развития, ее значение для настоящего и будущего человечества не подлежит сомнению. Китайская философия - это разум древних китайцев, стержень психологии, культуры, концентрированное выражение знания и мудрости китайской нации.

Классическая китайская философия, вобравшая в себя древнюю китайскую культуру, науку, искусство, плоды общественного развития и повседневный опыт, в свою очередь превратилась в живую душу всех сфер жизни китайского общества. Изучение боевых искусств в целом, включая сущностную проблему совершенствования сознания, безусловно, неотделимо от философии. В этом заключается наиболее насущная на сегодняшний день задача "использования древнего в интересах настоящего".

Классическая китайская философия проповедует холический взгляд на природу в соответствии с которым небо, земля и человеческое общество связаны друг с другом, влияют друг на друга, небо, земля и человек являются единым целым, тело и сознание едины и т.д. Под влиянием этих философских принципов сформировался целостный организм традиционной китайской науки и культуры.

Строго говоря, древняя китайская наука и культура не являются самостоятельными областями познания. Исследуя различные уровни макро- и микромира, они не отрываются от целого, а всегда изучают их в рамках единого, никогда не забывая о целостности. Такая методология в корне отличается от принятой на Западе традиции разделения целого на части, тщательного исследования изолированных от целого фрагментов и последующих попыток вновь обнаружить их связи с целым.

Таким образом, то, что современному человеку представляется абсолютно самостоятельными сферами познания, в сознании древних китайцев выглядело одной неразрывной целостностью, одной единой системой, подчиняющейся одному единому порядку. С точки зрения современной науки, боевые искусства, цигун, китайская медицина, философия, материя, дух, физика, химия, биология, математика и т.д. базируются на разных принципах и имеют разные объекты исследования. В глазах же древних китайцев, несмотря на свои индивидуальные особенности, все они представляли собой явления одной единой системы, подчиненные одному общему закону.

Человек представляет собой полную копию- мироздания, существующую в единстве с макрокосмом. Тело, энергия и сознание в боевых искусствах соответствуют жизненности, энергии и духу в китайской медицине и цигун, а также категориям земли, человека и неба в философии. Сознание, тело и энергия в боевых искусствах - это всего лишь отражение отношений между небом, землей и человеком.

В соответствии с китайской философией, небо и земля (ян и инь) в результате взаимодействия между собой порождают все сущее, включая человека. В человеке небо представлено сознанием, а земля - телом; в результате взаимодействия неба (сознания) и земли (тела) формируется энергия жизни. Когда изначальная энергия находится в гармонии с энергией, полученной в результате взаимодействия неба и земли, закладывается фундамент жизни и здоровья. В процессе развития человека появляется энергия, вступающая в отношения дисгармонии с энергией жизни (т.е. та часть энергии инь и ян, которая нарушает баланс в организме человека), что является источником физических и психических заболеваний.

Поэтому, под каким бы углом зрения - будь то боевые искусства, цигун, китайская медицина, психология, философия, природа или общество - мы ни рассматривали цели подготовки и обучения, они в любом случае сводятся к тому, чтобы последовательно стремиться к достижению максимального единства и равновесия между инь и ян в организме человека, их максимальной гармонии с небом и землей.

Соответственно, с любой точки зрения - будь то кулачный бой, здоровье, поведение и характер, жизнь, философия, живопись, культура, наука и т.д. - целью занятий и совершенствования сознания в боевых искусствах является восстановление нарушенного баланса между телом и сознанием путем соответствующей подготовки и "подстройки", восстановление, направленное на обеспечение единства неба и человека, на достижение такого равновесия, при котором субъект и объект сливаются воедино.

Правильное объяснение понятия единения субъекта и объекта, достижения состояния "слияния в одно целое" и, соответственно, правильное применение принципа единения неба и человека является общей задачей философии и боевых искусств, как, впрочем, и всех других наук. В то же .время мы должны еще раз подчеркнуть, что боевые искусства и китайская философия, равно как и любое другое направление познания в этой холической системе, имеют полное право и возможности для изучения современной науки своими собственными методами.

Благодаря именно такому устройству природы и философскому принципу полного взаимного проникновения целого и его составляющих, стало возможным полное взаимное проникновение боевых искусств и философии. По той же причине можно говорить о том, что и боевые искусства, и философия вместе составляют такую сферу исследования, в которой пересекаются многие области современной науки.

Со времени появления первых надписей на костях и создание трактата "Иц-зин" классическая китайская философия пережила несколько этапов развития: формирование конфуцианства и даосизма, борьба "ста школ" в эпоху "воюющих царств" (V - III вв. до н.э.), классические учения эпохи Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.), мистицизм эпох Вэй и Цзинь (220 - 419 гг.), буддистские учения эпохи Северной и Южной династий (420 - 581 гг.), эпох Суй (581 - 618 гг.) и Тан (618 - 906 гг.). В эпохи Сун (960 - 1278 гг.), Юань (1278 - 1368 гг.), Мин (1368 - 1644 гг.) и Цин 0644 - 1911 гг.) конфуцианство, буддизм и даосизм, объединившись, образовали одну синкретическую "школу закона". Наконец, философская мысль эпох Мин и Цин положила начало современному этапу развития философии.

Процесс развития классической китайской философии сопровождался спорами и столкновениями разных школ, что не мешало их взаимному влиянию и проникновению. Последний раунд этой борьбы пришелся на эпохи Сун и Мин и положил начало возникновению и развитию "школы закона", известной также как "школа пути".

"Школа закона", возникшая в результате сочетания трех учений, представляет собой конфуцианство с вкраплениями буддизма и даосизма, адаптированными к конфуцианской системе. Для конфуцианства это был несомненный успех, означавший в свою очередь, извращение, девальвацию и угасание для даосизма и буддизма.

Тем не менее, "школа закона" объединила три основные доктринальные направления китайской философской мысли. Учение о законе как основе всего принадлежит конфуцианству, базирующемуся на принципах морали и добродетели; учение о первичности энергии принадлежит даосизму, базирующемуся на понятие дао (энергии); учение о первичности сознания представляет буддизм, базирующийся на категории мышления (естества).

В этом синтезе трех школ составляющие, основанные на категориях сознания и энергии, всегда стремились идентифицировать с "законом", стараясь доказать, что сознание и есть "закон" или, что "закон" означает порядок, в соответствии с которым функционирует энергия. То есть все составляющие, по сути своей, были конфуцианскими и вносили свой вклад в становление и укрепление конфуцианской "школы закона".

Этот небольшой экскурс в историю необходим для того, чтобы подчеркнуть два момента, связанные с боевыми искусствами и совершенствованием сознания. Первый заключается в том, что даосизм, буддизм и конфуцианство использовались классом феодалов в политических целях. В частности, политическая ангажированность конфуцианства была наиболее сильной и продолжительной, особенно в период, начиная с адепта конфуцианства Дун Чжуншу, жившего четыре века спустя после смерти Конфуция, и до династии Сун и Мин.

Второй момент связан с китайской медициной, цигун, боевыми искусствами и, отчасти, с даосизмом и буддизмом, которые внесли большой вклад в другие сферы жизни китайского общества. В эпоху Сун и Мин они подвергались жестоким гонениям со стороны конфуцианства. Эти гонения продолжались так долго - почти тысячу лет, что их последствия дают о себе знать до сих пор. В этом состоит одна из причин того, что сегодня мы встречаем большие трудности в деле изучения и упорядочения философского наследия буддизма и даосизма, как и достижений китайской медицины, цигун и боевых искусств.

Конфуцианство в большей степени является системой традиционной китайской политологии и общественной морали, как бы сферой самосознания в глубокой структуре традиционной культуры китайского народа. Буддизм же и даосизм, особенно это относится к даосизму, возникшему на китайской почве, стремятся к большему отражению естественного сознания и подсознания в этой глубокой структуре, представляют собой попытку вывести подсознание на уровень сознания.

Во внутренней структуре династий Сун и Мин неоконфуцианство выступало с позиций отрицания подсознания и его подавления самосознанием (что было обусловлено феодальной этикой). Однако даже в таких условиях, когда буддизм и даосизм подавлялись бюрократией из поколения в поколение, они смогли разработать естественную философию и создать своего рода психологическую науку, остались выразителями идеи подсознательного и по большому счету никогда не сдавали позиций перед лицом конфуцианского общественного сознания и его репрессивных проявлений. "Путешествие не Запад" - первый из известных китайских мифологических романов (датируемый XVI в.) - является классическим примером литературного произведения, отражающего острую полемику между конфуцианством, буддизмом и даосизмом в условиях господства неоконфуцианства в эпохи Сун и Мин.

Изучая боевые искусства и механизм совершенствования сознания, мы ни в коем случае не можем избежать того, чтобы не затронуть философские аспекты их высших проявлений и состояний, не можем избежать того, что имеет отношение к обычной психологии и сверхординарной психологии. Из современной психологии известно, что сознание человека имеет несколько уровней и это предопределяет сложность и многообразие связей в биологическом организме, также представляющим собой многоуровневую систему.

Дисгармония между поверхностным сознанием и подсознанием является источником физических и психических заболеваний. Она может повлечь за собой неосознанную растрату большого количества жизненной энергии на преодоление этого внутреннего противоречия.

С другой стороны, высокая степень сбалансированности между двумя уровнями сознания способствует сохранению физической и психической энергии, которую можно эффективно использовать для жизни, учебы и работы. В то же время баланс между поверхностным сознанием и подсознанием является основой динамичного и тесного единства с окружающим миром.

Это своего рода высвобождение скрытого потенциала тела и мозга человека, путь разрешения многих социальных проблем. Все, начиная от сообществ, насчитывающих миллионы членов, и до отдельного человека нуждаются в открытии и развитии своих скрытых потенциалов в полном объеме. В свете таких высоких целей работа по изучению и переосмыслению классической китайской философии приобретает абсолютно новое значение.

Совершенствование сознания посредством боевых искусств и результаты этой работы, в свою очередь, способны оказать неоценимую помощь в изучении и понимании ценностей классической философии, в проникновении в психологические глубины китайской культуры с высоты сверхсознания. Кроме того, совершенствование сознания через боевые искусства может выступать как специфический инструмент и эталон для практических экспериментов, направленных на устранение ложного и сохранение истинного в этом гигантском наследии. В этом смысле боевые искусства не заменит ничто.

Эта тема по сути бесконечна, поскольку "сознание" есть нечто, где встречаются душа и тело, где взаимодействуют физическое и духовное, где пересекаются биологическое и физиологическое. "Сознание" по сути своей холично и пронизывает все сферы жизни человека.

Совершенствование сознания нельзя сводить только к тренировке активного и пассивного сознания, точно также, как нельзя низводить боевые искусства до уровня технических приемов, предназначенных для нанесения ударов и их парирования, для защиты и наступления. Любое дробление сводит на нет общую ценность боевых искусств. Обозначенные выше пять аспектов далеко не исчерпывают общей картины совершенствования сознания посредством боевых искусств в контексте традиционных теорий и практики. Все вышесказанное можно рассматривать лишь как маленькую толику, как пример, по которому можно судить о целом. Боевые искусства - это всеобъемлющее явление, включающее природу, общество и жизнь, многоуровневая система с эффективным содержанием и холическая по своей сути. Целью совершенствования сознания через боевые искусства является развитие скрытых возможностей тела и мозга человека, формирование особых способностей тела и необычайной силы сознания.

Боевые искусства, и, в частности, совершенствование сознания обладают уникальной эпистемологией и методологией, уникальной теоретической базой, системой подготовки и уникальным воздействием на человека. Если измерять их по шкале человеческого знания, то они представляют собой высший гносеологический уровень. Философские основы боевых искусств, включая совершенствование сознания, заключаются отнюдь не в религиозных предрассудках, позволяющих человеку, как считают многие философы, уйти от реальностей бытия, а, наоборот, в пробуждении субъективного динамизма индивидуума, способствующего не только восприятию и пониманию субъективного и объективного в существующем порядке вещей, но и их покорению и использованию в своих интересах.

Вместе с тем, боевые искусства не имеют ничего общего с тупыми попытками пробить стену, с "покорением" природы путем ее разрушения. Боевые искусства используют методы рационального перенимания функций природы для управления ею и использования в своих интересах, методы, основанные на гармоничном включении во всеобщий природный порядок и предполагающие адаптацию к этому порядку.

 

ГЛАВА III. Что такое сознание?

Если говорить в общем плане, то. когда дело доходит до концепции "сознание" и его сущности, оказывается, что традиционная китайская наука и культура, литература и искусство, медицина, философия, цигун, боевые искусства и т.д. понимают под этим нечто, что не имеет точного определения. Уже одно это является важной темой, нуждающейся в коллективном исследовании, охватывающем целый ряд проблем. В то же время в каждой из областей имеется собственное понимание сознания, собственный опыт его совершенствования. "Дух" и "сознание" в философском понимании, в трактовке китайской медицины и искусства; "сознание" как соприкосновение с идеальным в поэзии, музыке, каллиграфии и живописи; "сознание" и "истинное сознание" в цигун и боевых искусствах - все это проявления "сознания" или то. что имеет к нему отношение.

С полной определенностью можно быть уверенным в одном: то, что мы понимаем под "сознанием", является продуктом особого образа мышления, с помощью которого древние китайцы познавали и изменяли объективный и субъективный мир. Другими словами, это уникальный продукт традиционной китайской культуры и психологии. Поскольку такой подход к сознанию и способ оперирования им отличаются от принятых в современной науке, так же как и методы совершенствования, соответственно теория и практические результаты тоже имеют отличия.

Таким образом, можно сказать, что понятие "сознание" охватывает все уровни сознания и психологии и включает квинтэссенцию особого рода психологического знания со специфическим содержанием, формой и значением. Оно также является важным объектом исследований, с которым многочисленным современным психологическим школам еще предстоит столкнуться. С одной стороны, это понятие определенным образом соприкасается с содержанием современной биологии и психологии, а с другой стороны, выходит в такую сложную сферу нервной деятельности, мышления и сознания, которую современная биология и психология даже не затрагивали.

Творческий и непредвзятый подход к теории и практике совершенствования сознания через боевые искусства с привлечением исторического наследия и достижений современной науки, китайского и зарубежного опыта, несомненно, позволит совершить прорыв в вопросе изучения коренной сущности понятия "сознание" и продвинуться далее в исследовании широкого круга связанных с этим понятием проблем.

В узком смысле понятие "сознание" означает тип развитого мышления, в котором биологическое и психологическое начала слиты в одно целое. Такое понимание "сознания" выражено в формуле: "Сознание и тело совершенствуются вместе через физические упражнения и тренировку мысли, через одновременное пестование естества и жизни". Мы называем это "сверхординарным сознанием". Его "сверхординарность" заключается в том, что такой тип сознания прошел комбинированное совершенствование сознания и тела до определенного уровня психофизической координации, позволяющей с помощью такого сознания приводить в действие и направлять биологические факторы.

Сознание, о котором идет речь, не является сознанием в обычном понимании, т.е. это не абстрактное логическое мышление и не абстрактное про-дуцирование идей, тем более, это не абстрактные размышления, как мы их понимаем в повседневной жизни. Оно совсем не то, что представляет собой дом в голове строителя или форма и звук в голове физика, не является воплощением эго, суперэго, сознания, подсознания и инстинктов, выражаясь языком психоаналитиков. Сознание, о котором идет речь, а это, в первую очередь, развитое сознание, являющееся результатом комбинированного совершенствования

тела и мышления.

Сознание представляет собой духовно-материальное образование, состоящее из трех частей: информации, содержания и формы. Когда оно функционирует в полную силу, то способно воздействовать абсолютно на любой духовный или материальный объект. Сознание образует поле, обладающее силой. Сверхординарное сознание своим внутренним содержанием способно возбуждать другие потенциалы, образуя силовое поле.

Сознание в этом понимании не является изначально данным человеку. Это высокоорганизованное сознание, формируемое путем особого вида сознательной (в некоторых условиях и бессознательной) тренировки и прошедшее через одновременное совершенствование тела и мышления. В боевых искусствах на него указывают установки, как "использовать сознание, а не силу" и "все есть сознание".

Применительно к боевым искусствам сознание означает "сознание боевых искусств", представляющее собой сложную структуру, объединяющую философию, психологию, биологию, медицину, теорию и практику самообороны, динамику, цигун, живопись и многие другие области культуры и искусства.

Учитывая все, что было сказано выше, остановимся пока на следующем определении: "сознание боевых искусств" представляет собой особый вид физических и психических способностей, соответствующих сущностному содержанию боевых искусств, развивающихся только в результате занятий боевыми искусствами, являющихся источником холистического взаимодействия с психическим и биологическим целым других людей и с внешним миром (включая природу и общество) и обеспечивающих эффективное взаимодействие между внутренним и внешним (человека), между духом и материей.

Отталкиваясь от данного определения, "совершенствование сознания" можно квалифицировать как особый вид психофизической подготовки в боевых искусствах. Другими словами, это суперподготовка тела и мышления через боевые искусства.

Необходимо заметить, что далеко не все школы боевых искусств и виды кулачного боя способны обеспечить совершенствование сознания. Те из них, в основу которых положены сила, скорость и выносливость, чья цель состоит в совершенствовании реакции, ни с точки зрения техники, ни с точки зрения психологической подготовки не могут быть отнесены к разряду китайских боевых искусств высокого уровня. Даже если в них и присутствуют определенные элементы сознательной работы над психикой, они, тем не менее, как правило, идентичны и характерны для всех видов кулачного боя.

Среди неклассических школ боевых искусств есть такие, которые тоже стали совмещать занятия кулачным боем с энергетикой и даже добились определенных успехов благодаря отдельным удачно подобранным упражнениям. Однако с точки зрения совершенствования сознания, эти попытки выглядят ничем иным, как профанация.

В различных видах кулачного боя высокого уровня также существует много индивидуальных различий в степени совершенствования сознания у отдельных мастеров, и случаи очевидного и полного овладения совершенным сознанием - достаточно редкое явление. Еще меньше тех, кто достиг уровня "отсутствия сознательного намерения".

 

ГЛАВА IV. "Совершенствование сознания" с помощью сознания

Мышление: древнее и современное толкование

В предыдущих главах .мы уже отмечали, что "сознание" - это особая структура, в которой "дух" и материя слиты воедино. Для того, чтобы правильно оценить "совершенствование сознания" как сущность и истинную при-' роду боевых искусств, необходимо дать понятию сознания более подробное толкование.

Как отмечалось ранее, содержательную основу занятий боевыми искусствами составляют жизненная сила (жизнеспособность), энергия (ци) и дух, которые в совокупности могут быть представлены как мышление*, в котором материя, способности и дух слиты в одно целое.

Может возникнуть вопрос, каким образом мышление является одновременно и первым, и вторым, и третьим. В действительности, говоря языком современной медицины, высшая нервная деятельность является ничем иным как мышлением, объединяющим биологические, физиологические процессы и умственные способности. Оно включает биологический аспект, интеллектуальную и эмоциональную деятельность, а также процессы роста и изменения, которые также принадлежат различным областям познания.

Такое разделение по "принадлежности", проистекающее из потребностей аналитических исследований, использовалось достаточно долго и вылилось в "забвение корней", в результате чего изучение каждого из аспектов велось по своим собственным принципам и правилам. Даже в том случае, если в каждом отдельном специальном исследовании подчеркивать его подчиненное положение по отношению к целому, инерция и концептуальные неточности, присущие замкнутым системам, делают весьма затруднительным выведение совокупного представления о целом и установление истинных связей той или иной специальной области исследований с целым.

Мышление, о котором мы говорим, мышление триединое. Оно включает все уровни единой материальной субстанции (в современном понимании) человеческого тела и мозга, а также целостный дух человека (в современном понимании). Можно утверждать, что оно охватывает все физические и интеллектуальные способности, заложенные в человеке. Мышление представляет собой и структуру, и качество (или состояние) одновременно, причем, качество имеет более важное значение, чем структура. Вместе с тем, оно представляет собой единую цельную функцию, благодаря которой и становится возможным существование и функционирование тела и сознания человека. Оперируя понятиями китайской медицины, все можно обобщить и представить в качестве жизнеспособности, энергии и духа.

* "Мышление" - термин, означающий в данной статье понятие, совершенно отличное от того, что обычно подразумевается под этим словом. - Прим. ред.

Совершенствование мышления связано с определенными противоречиями и различного рода препятствиями, временно возникающими в организме и сознании человека. Этот процесс заключается в работе над целым за счет совершенствования тела с помощью мышления, совершенствования тела с помощью тела, совершенствования мышления с помощью тела и т.д. Цель всего этого - устранение всех противоречий, препятствующих такому взаимодействию между телом и мышлением, при котором достигается абсолютная их координация и слияние в единое целое.

Здесь и тело, и мышление (или три составляющих мышления: жизнеспособность, энергия и дух) представляют собой неотъемлемые части целого, триединую систему способностей, сил и результатов, которые должны превратиться в одно. "Мышление", являющееся конечным продуктом, необходимо рассматривать как единую эффективную систему, в которой все три составляющие уже слиты воедино. Это и называется мышлением, "возвращенным к реальности и простоте", мышлением, "объединяющим мысль и энергию, мысль и дух, мысль и сознание, дух и сознание" и т.д. Только оно и может являться целью занятий боевыми искусствами высшего уровня.

Такое мышление не подразделяется на дух и материю (различие между ними существует лишь в умозаключениях философов). Только такое толкование "мышления" позволяет оценить истинное значение классической восточной, и в частности китайской, философии; только таким образом можно прийти к пониманию высоких теоретических и практических целей боевых искусств и цигун высшего уровня: только оно дает возможность разобраться в теории "реального человека" в традиционной китайской медицине. Более того, обладание таким "мышлением" является целью всех школ боевых искусств, пусть даже пути ее достижения в каждой из них свои. Овладение им является условием установления холистических связей с мирозданием, природой и обществом, достижения согласованности и гармонии, полного с ними единения.

Мы использовали понятие "мышление" как пример, наглядно демонстрирующий огромные и действительно фундаментальные различия между системами традиционной китайской науки и современной научной концепцией. Кроме того, приведенное толкование показывает, сколь велики различия между подходами, принятыми в боевых искусствах и в современной науке физического воспитания.

Без этого вступления чрезвычайно трудно было бы обсуждать любую проблему, связанную с боевыми искусствами, будь то "сознание", "совершенствование сознания", "совершенствование сознания с помощью сознания" или "сознание без сознательного намерения". Невозможно, к сожалению, избежать использования терминов, значения которых в концептуальном плане принадлежат одновременно двум самостоятельным системам. Надеемся, что читатель будет в состоянии выявить эти различия.

Сверхес-гественная сфера: "Дернув за волосок, можно сдвинуть все тело"

С какой бы точки зрения ни подходить к боевым искусствам, они направлены на тренировку жизнеспособности, энергии и духа с использованием различных методов параллельного совершенствования тела и сознания. Практические принципы и способы при этом чрезвычайно разнообразны, и нами проделана лишь незначительная часть работы по их анализу. Полное и всестороннее их научное изучение еще впереди и требует новых усилий.

Методики подготовки в боевых искусствах включают определенный набор упражнений в положении стоя, "сидение в состоянии покоя", одиночные позы (простые движения), связки, приемы и ряд вспомогательных упражнений. Обучение принципам выполнения упражнений осуществляется постепенно, по мере продвижения по ступеням практического мастерства. Любое упражнение, статическое или динамическое, начинается с "настройки тела", осуществляемой сознательно. Поэтому можно сказать, что оно начинается и с "настройки сознания".

"Настройка тела", несомненно, вызывает сознательное или неосознанное изменение дыхания, а также изменение состояния энергии и внутренней силы. Результатом "настройки тела" должна стать "психологическая настройка", ведущая затем к "настройке сознания". Отдача от занятий наступает по мере того, как "совершенствование сознания" стимулирует "совершенствование мышления, энергии (включая дыхание) и тела". Затем осуществляется повторная "настройка тела" уже на базе нового сознания, адаптированного к новым условиям.

С этого момента весь процесс занятий вступает в сверхестественную сферу, где каждое действие, каждый шаг тесно связаны с другими, вместе они поднимаются все выше и выше по звеньям бесконечной спирали: сознательная "настройка тела", подключение и направление физической силы и энергии с помощью сознания, "настройка мышления" с помощью сознания, тела и энергии, а затем возвращением началу, но уже с сознанием, поднявшимся на более высокий уровень, т.е. достигшим определенной степени совершенства за счет сознательной тренировки тела, энергии и мышления; возвращение к началу с целью дальнейшего совершенствования тела, энергии, мышления и "сознания".

Таким образом спираль закручивается все выше и выше в бесконечность, при этом ни на мгновение не "отрываясь" от сознания. В результате этого циклического процесса и происходит постепенное "совершенствование сознания", поступательная трансформация жизнеспособности, энергии и духа через их взаимное совершенствование и трансмутацию.

Анализируя этот циклический процесс работы над жизнеспособностью, энергией и духом, можно отметить, что сознание, на всех этапах являющееся средством и инструментом, в то же время само остается объектом совершенствования. Роль сознания как инструмента и одновременно как объекта воздействия со всей очевидностью демонстрирует сущность процесса "совершенствования сознания с помощью сознания".

Развивая эту тему далее, можно сравнить работу над телом и мышлением в боевых искусствах со специальной технологией производства какого-либо продукта, а затем проанализировать, что же есть "сознание" и каковы принципы "совершенствования сознания с помощью сознания".

Любой производственный процесс включает три элемента: сырье, орудия производства и работника. В производстве эти три элемента не зависимы друг от друга, в то время как в боевых искусствах три элемента соединены в человеке, все воплощены в его теле и мышлении (как три составляющих триединого "мышления").

В производстве человек определенным образом воздействует на сырье орудиями производства, что представляет собой односторонний, однонаправленный процесс, в результате которого создается продукт, теряющий всякую связь с другими элементами. В противоположность этому в процессе занятий боевыми искусствами все происходит в человеке, каждое действие вызывает ответную реакцию, все три элемента находятся в постоянном взаимодействии, в процессе которого происходит их изменение и совершенствование, постепенно приводя к состоянию гармонии тела и мышления человека как единого целого.

Поэтому всякие изменения, происходящие на любом из этапов занятий, непосредственно влияют на целое. Именно этот смысл заложен в поговорке: "Дернув за волосок, можно сдвинуть все тело".

Появление и функционирование сознания

В боевых искусствах основными объектами воздействия (т.е. "сырьем") являются жизнеспособность, энергия и дух, а орудием воздействия (т.е. "инструментом") - сознание. Рассмотрим всю систему подготовки, включая "собирание концентрированной силы" и воли, моторные навыки, символическое обозначение движений, овладение движениями и т.д., и для удобства сведем все эти элементы к понятию "сознание" или "сознательное намерение к движению", которое для краткости назовем "сознательным намерением".

Используя орудие труда, работник тоже действует сознательно в обычном понимании этого слова, включая логическое и абстрактное мышление. Эту мысль мы выразили с позиций общепринятого понимания содержания и форм мыслительной деятельности.

Теперь давайте рассмотрим результат взаимодействия работника, орудий труда и сырья. "Мысль" порождает "намерение" воздействовать на жизнеспособность, энергию и дух. Изменения, происходящие в объектах воздействия, вызывают соответствующие изменения в сознательных намерениях работника. И первое, и второе находят отражение в мыслительном процессе, вызывая соответствующие изменения в нем.

В процессе такого взаимодействия все три участвующие в нем элемента являются источником тех или иных изменений. Если выбран правильный способ взаимодействия, то все изменения происходят по нарастающей, улучшаясь качественно и количественно, вместе с чем происходит и расширение возможностей взаимодействия этих элементов.

В боевых искусствах присутствует результат, который коренным образом отличает их от других видов подготовки, а именно: в процессе взаимодействия жизнеспособности, энергии и духа, осуществляемого намеренно, возникает "сознание", в котором жизнеспособность, энергия и дух сливаются с намерением; сознание, которое стимулирует намерение продвигаться вперед в гармонии с жизнеспособностью, энергией и духом.

Этот третий вид сознания, будучи однажды порожденным, способен одновременно воздействовать и на намерение, и на жизнеспособность, энергию и дух, способен расширяться и подниматься, получая от них постоянную подпитку. Когда мы говорим о "совершенствовании сознания", то имеем в виду именно такое сознание.

Сознание, таким образом, выступает в качестве четвертого элемента "производственного процесса". Какое же место занимает каждый из элементов в этом процессе и каковы их функции? Среди четырех элементов, участвующих в "производстве" ~ "мысли", "намерения", "сознания" и "жизнеспособности - энергии - духа", - имеется три вида сознания.

Первый вид - мысль, или мыслительный процесс, который, под воздействием трех других элементов, подвергается глубоким изменениям, ведущим к трансформированию форм и способностей мыслительной работы индивидуума. Любое изменение трех других компонентов, связанное с повышением их уровня, поднятием уровня их взаимодействия, неизбежно оказывает влияние на образ мысли человека.

Более того, продвижение по ступеням мастерства невозможно без изменения образа мысли. Без этого нет продвижения вперед. Когда три остальные элемента развиваются до определенного уровня, образ мысли претерпевает качественные и количественные изменения, позволяющие человеку овладеть образом мысли Древнего Китая через опыт взаимного совершенствования тела и мышления. Это единственно возможный путь постижения боевых искусств высшего уровня и цигун для современного человека.

Второй вид сознания - намерение. Благодаря трансформации жизнеспособности, энергии и духа, осуществленной с помощью намерения в качестве инструмента, т.е. благодаря трансформации самого человека, возникает сознание, в котором намерение, соединяясь с жизнеспособностью, энергией и духом, образует единое целое. С появлением такого вида сознания намерение начинает воздействовать уже на два вида "сырья": на сознание и "жизнеспособность - энергию - дух".

Функция намерения на этом этапе заключается в том, чтобы в максимальной степени объединить волю с жизнеспособностью, энергией и духом и получить "сплав" в виде сознания. В процессе этой работы уровень, качество и количество сознания поднимаются до такой точки, по достижении которой происходит полное растворение друг в друге определенной части намерения и "жизнеспособности -энергии - духа", в результате чего возникает сознание, обладающее необыкновенно высокими качественными и количественными характеристиками, что позволяет добиться координации покоя и движения в сознании. энергии и духе.

По мере нарастания, описанного выше процесса намерение постепенно растворяется и тает, приобретая характер ограниченного фактора, одновременно видоизменяясь и совершенствуя свое содержание, а "жизнеспособность - энергия -дух" теряют свой ограниченный характер, одновременно приобретая дополнительные способности. Устранение главного препятствия между мыслью и намерением способствует установлению прямой связи, отношений непосредственного взаимодействия между ними.

Мысль, прошедшая процесс перестройки, воздействует непосредственно на сознание без участия намерения, а через сознание - опосредованно на ту часть намерения, которая уже перестроилась, но не перешла в сознание, а также на жизнеспособность, энергию и дух.

В то же время та часть намерения, которая еще не перешла в сознание, продолжает воздействовать на него, а также на жизнеспособность, энергию и дух, стимулируя их взаимодействие, которое в свою очередь продолжает влиять на мысль.

Таким образом формируется сложный процесс взаимного совершенствования четырех элементов и сознательного совершенствования сознания.

Система сознательного совершенствования сознания: "разделение", "прерывание" и "сочетание"

Появление третьего вида сознания превращает весь процесс подготовки в многоуровневую систему использования сознания для совершенствования сознания через его наложение на жизнеспособность, энергию и дух, которые, в свою очередь, обеспечивают обратную подпитку. Взаимное воздействие мысли и сознания, мысли и намерения, намерения и сознания - три уровня "совершенствования сознания с помощью сознания", когда сознание совершенствует сознание (т.е. когда различные уровни сознания совершенствуют друг друга) - сопровождается взаимным воздействием этих трех уровней друг на друга, которое, в свою очередь, оказывает влияние на мысль, намерение и сознание, что можно рассматривать как еще один, четвертый, уровень функционирования системы.

Более того, жизнеспособность, энергия и дух по отдельности образуют три уровня взаимного воздействия с мыслью, намерением и сознанием. Взаимное воздействие этих трех уровней также порождает действие и ответную реакцию по четырем направлениям. Четыре уровня взаимного воздействия сознания и четыре уровня жизнеспособности, энергии и духа составляют еще более сложную систему взаимного воздействия. Такая подготовка, сопровождающаяся взаимным проникновением и наложением друг на друга составляющих ее элементов, вызывает трансмутацию тела и мышления человека как единого целого, поднимая их на более высокую по сравнению с обычным человеком ступень.

Важный момент в тонкой технологии "совершенствования сознания с помощью сознания" связан с особенностями тренировки мысли и намерения на фоне сознания. Когда сознание уже сформировалось, каждый его переход на новый уровень, обретение им новых качественных и количественных характеристик должны сопровождаться соответствующей работой над намерением, которое уже достигло высокой степени скоординированности действий, а также над жизнеспособностью, энергией и духом. Эта работа заключается в "разделении", "прерывании" и "сочетании". Целью этой работы является достижение двумя составляющими сознания - мыслью и намерением - такого уровня, когда они могли бы разделяться и воссоединяться в любое время.

"Разделение" означает отделение намерения от жизнеспособности, энергии и духа после работы над ними в слитом состоянии и по достижении ими совершенства высокого уровня. "Разделение" предполагает отделение заново одного от другого с помощью уже сформировавшегося нового сознания. Это напоминает силу действия и противодействия, возникающую при растягивании и сжимании эластичного материала, и называется разделением инь и ян, осуществление которого направлено на достижение эффекта взаимного совершенствования в процессе их воздействия друг на друга.

"Прерывание" означает разведение намерения, с одной стороны, и жизнеспособности, энергии и духа, с другой, которые уже разделились, но не разошлись в рамках сознания. "Прерывание" можно сравнить с разрывом эластичной связи между инь и ян, дающим им самостоятельность, но и в этих условиях обеспечивающим особого рода взаимодействие между ними.

Если представить "разделение" в виде проводников, подключенных к разным полюсам источника питания, то "прерывание" можно сравнить с электромагнитным полем, возникающим между ними: несмотря на то, что намерение, с одной стороны, и жизнеспособность, энергия и дух, с другой, отделены друг от друга в сознании, тем не менее, даже в этих условиях они сохраняют способность оказывать прямое и обратное воздействие друг на друга и даже продвигать вперед процесс взаимного совершенствования.

Это дальнейшее совершенствование связано со вторым этапом "прерывания". Предположим, что после первого этапа между намерением и "жизнеспособностью - энергией - духом" по-прежнему сохраняется поле сознания, аналогичное электромагнитному полю. В этом случае второй этап "отключает" это поле, переводя его, если можно так выразиться, из явного состояния в состояние неявное, скрытое.

Здесь возникает весьма специфическое динамическое явление (для каждого уровня сознания свое): действие и ответное действие между намерением и "жизнеспособностью - энергией - духом" в сознании вдруг исчезают, хотя их способности остаются прежними. Дело в том, что прекращается действие явных, выраженных связей между двумя элементами при сохраняющихся даже в этих условиях связях, скрытых, внутренних, которые весьма сложно проследить. Вместе с исчезновением инь и ян в сознании (между ними нет различий, они становятся одним и тем же, но продолжают и в скрытом состоянии воспринимать воздействие), исчезает и взаимное воздействие намерения и сознания, Оно остается только на уровне мысли, никак не проявляясь физически. Поэтому определить момент появления и исчезновения их взаимного воздействия можно только с помощью мысли.

Скрытое физическое состояние, наступающее после полного "прерывания", лучше объяснить образно. Представим себе, что мы взяли кожаный ремень ("сознание") за оба конца и сильно его натянули. Реакция рук на эластичность кожи в данном случае будет соответствовать "разделению". Если сделать кожу более мягкой, не изменяя расстояния между руками, то произойдет некоторое изменение эластичности материала (что можно соотнести с первым этапом "прерывания") и сила натяжения передастся рукам. Если же ремень, еще сохраняющий определенную эластичность, перерезать ножницами (без изменения при этом расстояния между руками), то вся оставшаяся эластичность перейдет в руки, а между ними останется пространство, свободное от какой-либо силы или энергии.

Если же представить, что натягивают кожу (сознание) не руки, а "намерение", то после ее смягчения присущая ей эластичность (способность) частично переходит в пространство, хотя и сохраняет свои связи через посредство кожи. После перерезания кожи образуются два куска, в каждом из которых произойдет высвобождение силы натяжения, и вся эластичность перейдет в пространство.

Исчезает всякая связь, всякие видимые отношения действия - противодействия. В результате функция и сила намерения с обоих концов теряет свою эффективность, а эластичность (способность) обоих концов, перешедшая в пространство, превращается в бесформенную массу, не подлежащую восприятию обычным человеком и не способную воздействовать на что-либо.

С исчезновением взаимного воздействия исчезают и какие-либо проявления действия-противодействия, что означает исчезновение инь и ян. В соответствии с законом сохранения энергии, однако, обе "массы способностей" остаются в пространстве, повисают там, поскольку им просто некуда перейти. В связи с отсутствием функционирования намерения они обретают высокую степень самостоятельности и поддаются управлению только со стороны мысли, поскольку сохраняют с ней бесформенные и пассивные связи. Под контролем мысли они теряют свой антагонистический характер и полностью ассимилируются.

"Сочетание" имеет множество форм, но мы, в качестве примера, приведем только три. Первая из них представляет собой объединение двух "масс способностей" с помощью мысли и помещение их в тело человека. В результате образуется одна "масса способностей". Этот процесс напоминает слияние двух капель воды в одну. Возникает нечто наподобие "ассимилятивного поля", особенность которого состоит в том, что оно способно воспринять любое новое инь или ян. Иными словами, любая сила инь или ян, откуда бы она ни пришла, может быть ассимилирована, т.е. усвоена этим полем.

Вторая форма протекания "сочетания" заключается в восстановлении мыслью индивидуальной природы инь или ян каждой "массы способностей". Причем, мысль может превратить то, что изначально было инь в ян и наоборот, а также изменить первоначальный характер их взаимного воздействия и превратить их в однонаправленную, односторонне действующую силу. Для этого также необходимо с помощью мысли объединить две "массы способностей" в одну, осуществить ассимиляцию и объединение новых инь и ян, произвести вновь их разделение, а затем уже обеспечить их совместное однонаправленное функционирование. Такая форма "сочетания" производит колоссальный динамический эффект, обладает взрывной мощью, против которой ничто не способно устоять.

Третья форма "сочетания" предполагает возвращение с помощью мысли двух "энергетических масс" к своим первоистокам естественным путем и их превращение в сознание.

Таким образом, "разделение", "прерывание" и "сочетание" практически сводятся к "разделению" и "объединению", поскольку "прерывание" представляет собой ничто иное, как более высокий уровень "разделения".

Единение природы и человека

Такого рода тренировка сознания путем "разделения" и "объединения", несомненно, является наиболее полноценной, глубокой и надежной. В сочетании с четырьмя главными сферами всего процесса подготовки в целом, находящимися в сложной системе взаимоотношений, такая тренировка сознания способна произвести колоссальный эффект. Неординарная тренировка сознания порождает особое неординарное сознание и стимулирует тренировку других важных функций с целью достижения уровня особых физических и ментальных способностей.

Многоплановая тренировка сознания также закладывает прочную базу для функционирования сознания в пассивном состоянии. Когда сознание завершает объединение намерения с жизнеспособностью, энергией и духом, элемент намерения начинает постепенно сходить на нет одновременно с усилием прямого контроля мысли над жизнеспособностью, энергией и духом. По достижении необходимой степени контроля мысли над жизнеспособностью, энергией и духом задачу намерения можно считать выполненной. Результатом этого процесса является слияние мысли с жизнеспособностью, энергией и духом в единое целое, т.е. формирование "мышления", "единого и неделимого", того, что буддисты называют "мышлением без единого пятнышка", или так называемого "натурального мышления", "изначального естества".

Только обладание таким "единым мышлением" позволяет вести занятия во взаимодействии со вселенной и непрерывно получать от таких занятий постоянную отдачу. Подготовка приобретает характер бесконечного непроизвольного совершенствования мышления без его участия, совершенствования, сопровождаемого *высокой степенью отклика природы, в условиях полного единения природы и человека.

Такова общая картина процесса подготовки от сознательного совершенствования сознания до достижения спонтанности, свободной от сознательного намерения. Именно этой высшей ступени подготовки соответствуют "неприменение намерения и усилия", "истинное сознание, являющееся сознанием без сознательного намерения", "пустота", "бесконечность", "гармония" и т.д. Пути достижения такого уровня, как уже говорилось, могут быть самыми разнообразными, и тот, о котором идет речь, - всего лишь один из них.

 

ГЛАВА V. Совершенствование сознания не ограничивается рамками спортивной психологии

Выше уже говорилось о наиболее общих и концептуальных различиях между традиционной китайской и современной наукой. Современный человек воспринимает слово "сознание", содержащееся в словосочетании "совершенствование сознания", буквально и отождествляет его с психологией, которая занимается изучением психической сферы, или в сочетании с такими понятиями, как "движение", "упражнения", соотносит его со спортивной психологией. В действительности же речь идет о "сознании", являющемся частью концепции неразделимости тела и мышления. В этом смысле слово "сознание" в большей степени соотносится с высокого уровня сознательным восприятием биологических процессов, протекающих в теле человека, в движении, т.е. с биодинамикой.

При таком подходе понятие "совершенствование сознания" имеет узкое и широкое значения. В узком значении оно обозначает "неординарную биодинамическую психологию", которая включает не только соответствующие разделы современной биодинамики и психологии, но и весь процесс тренировки "тела-мышления", характерный для боевых искусств, в той степени, в которой он связан с динамикой тела человека. Особо следует заметить, что в этом смысле "сознание" обозначает совсем не то, что понимается под обычной ограниченной моти-вац ионной системой или под комплексом способностей восприятия. "Совершенствование сознания" в широком понимании включает следующее: 1) полную всеохватывающую тренировку всех функций тела и мышления человека, направленную на формирование совершенного сознательного восприятия (включая психологию, биологию, мускулатуру, сознание, энергию и т.д.);

2) динамику, психологию и формирование простых и сложных условных рефлексов во время инстинктивного напряжения, сопровождающего атаку или контратаку, а также всю динамику, связанную с повторным распознаванием и воспроизведением этих рефлексов;

3) тренировку сознательного восприятия динамики тела, свойственную боевым искусствам, восприятие, которое можно квалифицировать как "продвинутое динамическое мышление" с двумя уровнями: уровнем осознания физического движения и уровнем полного осознания действий, гораздо более полного, чем это признается соответствующими областями современной науки;

4) тренировку тела и мышления с помощью различных вспомогательных систем, присущих боевым искусствам;

5) физическую и ментальную подготовку в соответствии с принципами техники боя, а также соблюдение соответствующих правил сохранения здоровья и ведения здорового образа жизни.

Этот перечень можно продолжить. Сфера, которую охватывает понятие "совершенствование сознания", гораздо шире, чем рамки общей психологии или психологии личности. Она включает все, что связано со специфической подготовкой в боевых искусствах: тренировку сознания через работу над неделимым "телом-мышлением", психику человека, его культуру. В киаце концов такая подготовка выходит на развитие личности, воли человека, лучших черт характера, его философии, мышления и мировоззрения, а также на достижение высокой морали и высших пределов духовного опыта.

Понимая сознание как целостное единство, представляющее собой сплав мышления и энергии, мы не можем опустить его на уровень психологии, физиологии или динамики. Единственно правильный подход состоит в том, чтобы рассматривать "совершенствование сознания" как триединство тела, мышления и силы, для тренировки которого существуют свои собственные методы и непосредственный опыт их применения, благодаря которым происходит одновременное совершенствование тела и мышления.

Совершенствованию "сознания" присущи свои способы и формы комбинирования содержания и направленности физических и ментальных упражнений, присуще свое содержание с четким разграничением уровней, каждый из которых имеет ярко выраженную сущность. "Совершенствование сознания" обладает собственной философией и направляющей методологией, собственной теорией познания, объединяющей тело и мышление. Оно предоставляет уникальный материал для современной науки, занимающейся изучением человека, позволяет взглянуть на проблему с новых позиций и предлагает новую методологию исследований.

Когда современная наука найдет новые подходы к изучению такого явления как "совершенствование сознания" и получит достоверные результаты, от этого, несомненно, выиграет и традиционная китайская наука. Только таким путем можно прийти к ситуации, когда станут возможными творческие исследования, сочетающие древние и современные подходы, китайский и зарубежный опыт, когда появятся перспективы для свободного развития всех направлений мысли.

 

ГЛАВА VI. Возможности, связанные с модальностью "проникающей силы" в боевых искусствах

В одной главе невозможно полностью раскрыть содержание "совершенствования сознания" в боевых искусствах высокого уровня. В идеале эта задача могла бы быть выполнена в ходе многосторонних исследований с участием большого числа специалистов. Все, что мы можем сделать, это пройтись по отдельным уровням, примерам и теоретическим положениям, опираясь на узкое и широкое толкование "совершенствования сознания", о которых говорилось выше, и, стараясь изъясняться с помощью современной терминологии, как можно доходчивей представить читателям то, о чем мы хотим рассказать.

Вместе с тем, мы все же питаем надежду, что сможем донести именно те факты и гипотезы, по которым можно было бы представить картину в целом, и надеемся, что читатель почерпнет для себя немало полезного. В этом разделе мы начнем разговор со способов управления силой и ее направления.

"Проникающая сила": особый метод передачи усилия

Современная наука, изучающая динамику тела человека, признает только мышечное движение и передачу силы по принципу рычага. Скелет человека представляет собой сложную систему рычагов. Каждый из рычагов и промежутки между ними снабжены мышцами, фиксирующимися с помощью сухожилий. Мышцы связаны между собой и управляют друг другом. Они по команде, поступающей из головного мозга, и под воздействием инстинктов способны вызывать движения за счет своего напряжения и расслабления, образуя таким образом вместе со скелетом сложную двигательную систему. В этой системе сила передается по принципам механической динамики.

Например, во время нанесения удара, который является действием, объединяющим усилия всего тела, соответствующее количество силы концентрируется в кулаке и переносится в место удара. Какой бы высокий уровень подготовки ни был у спортсмена, в каждом из сочленений тела происходит рассеивание некоторого количества силы, которое передается внутрь тела и во внешнее пространство, что в совокупности приводит к ее огромным потерям. Увеличение темпа и продолжительности выполнения упражнений умножает эти потери в сотни раз. Неслучайно главными составляющими современной физической подготовки являются сила, скорость и выносливость.

Китайским боевым искусствам удалось совершить настоящий прорыв в вопросе передачи силы и управления ею. То, чего удалось добиться боевым искусствам в этой области, нашло отражение в некоторых теоретических положениях, например: "одна энергия, проникающая повсюду", "прохождение всех сочленений последовательно", "перемещающаяся сила" (все это различные формы передачи силы). Этот способ сохраняет необходимые элементы передачи мускульной силы с помощью системы рычагов, но придает ей (силе), "проникающий" характер, благодаря которому появляется возможность устранить ограничения, создаваемые наличием отдельных суставов и сочленений и тем самым значительно сократить потери мускульной силы, которые происходят при обычном способе ее передачи.

Здесь могут возникнуть недоуменные вопросы. Как это возможно, чтобы мышца, будучи сокращенной у одного конца, в то же время была расслаблена у другого? Более того, когда мышца последовательно сокращается и расслабляется, невозможно осуществлять передачу силы по законам гадро- или газодинамики.

Такие представления основываются на современных анатомических знаниях. Представления в боевых искусствах отличаются от них. Установлено, что мышечное напряжение может передаваться в виде потока, подчиняясь управлению мысли или намерения, постепенно, сантиметр за сантиметром, или сразу, минуя несколько сочленений. Такое явление и обозначается термином "перемещающаяся сила". Когда напряжение передается от одного участка к соседнему, на предыдущем участке происходит расслабление. При этом такой способ передачи силы не ограничивается никакими анатомическими элементами, будь то суставы, мышцы или любые другие ткани. Соответственно каждая частичка тела человека, как и все тело целиком, становится проводником силы, точно так же, как металл является проводником электрического тока, а труба - проводником воды.

Именно с этого начинается одно из основных упражнений в "совершенствовании сознания". Многие считают сознание чем-то загадочным и таинственным, рассматривают его как нечто сверхъестественное, непостижимое разумом. В действительности же сознание, как мы его понимаем, есть не более чем обычное сознание, прошедшее особую подготовку с целью установления более высокой степени контроля над двигательной способностью.

Это отправная точка, основа сознания. Именно здесь расходятся пути боевых искусств и других видов физической подготовки. Продвижение человека по этому пути от одного уровня к другому, от простого знания к умению, от умения к высокому мастерству, туда, где он обретет способность постигать бесконечность, вполне соответствует принципам любой сферы человеческой деятельности, связанной с достижением высот мастерства, будь то производство или искусство, где человек стремится достичь передовых рубежей и способен демонстрировать сверхгениальность, проникая в сущностные глубины творчества.

Передача мускульного напряжения через большое количество препятствий невозможно без мысленного анализа и волевого стимулирования, поскольку это напряжение при обычной реакции (двигательной реакции на команду сознания) не поддается сознательному контролю.

Именно взаимное воздействие намерения и "проникающей силы", беспрепятственно преодолевающей все сочленения и связки, порождает "изначальное сознание", возникающее в тесном единстве с жизнеспособностью, энергией и духом (означающими в данном контексте мускульное усилие).

Когда человек достигает такого сознания, напряжение его мышц уподобляется жемчужине, свободно перекатывающейся по телу, как по трубке. В результате может сформироваться эластичная целостная система, передающая усилие из ног в руки без всяких потерь.

Подобный способ передачи силы возможен не только в пределах тела человека, но и может быть использован для передачи силы другому человеку. Более того, этот процесс всегда находится под контролем воли носителя силы, оставаясь незамеченным рецепиентом, поскольку обычный человек не способен распознать это явление.

В таком состоянии двигательный аппарат человека перестает быть просто системой рычагов и трансмиссией. Новая схема передачи усилия изменяет всю структуру. В результате формируется двойная двигательная система, обеспечивающая передачу силы. Оба аппарата могут заменять друг друга и функционировать совместно.

Аналогичные изменения можно вызывать и у других людей даже помимо их воли. Возникает ситуация, когда человек, выступающий движущей силой, остается не известным другим, когда только он осведомлен об истинном состоянии окружающих, т.е. ситуация, в которой люди не имеют выбора, подчиняются побуждениям и действуют, не отдавая себе отчета, почему они действуют именно так.

Объединение намерения с жизнеспособностью - энергией - духом (т.е. в данном случае напряжение и расслабление мышц), составляющее содержание тренировки по передаче "проникающей силы", является важной предварительной ступенью в выработке уже упоминавшегося ранее "продвинутого сознательного восприятия".

Поскольку "сознательное восприятие" особым способом проникает вглубь той сферы контроля за функционированием мышц, которая обычно неподвластна сознанию, оно формирует новый объединяющий намерение и силу способ передачи сознания.

Итак, превращение тела человека в своего рода "проводник" позволяет передавать силу другому человеку и по своей воле регулировать ее перемещение. Эта способность значительно расширяет функции двигательного аппарата человека по реализации его физических сил, а также выводит на новый уровень возможности их свободного и активного применения. Вместе с тем такая способность является одной из ступеней в едином процессе комплексного "совершенствования сознания и тела", которая достаточно наглядно иллюстрирует то, как эта особая функция сознания формируется.

Особый вид проводимости: результаты и перспективы

Содержание этого подраздела носит самый общий характер, поскольку проблемы, о которых здесь пойдет речь, чрезвычайно сложны. Тем не менее, без некоторых пояснений мы просто не сможем двигаться дальше.

"Изначальное сознание", о котором говорилось выше, должно пройти многие ступени, прежде чем в нем произойдут определенные качественные изменения. Это такое сознание (являющееся сочетанием сознания и силы), которое может перемещаться по телу человека и передаваться другим, т.е. которое становится неисчерпаемым резервом постоянного расширения и практического применения возможностей двигательного аппарата и энергетических сил человека.

В боевых искусствах, когда речь идет о "проникающей силе", "силе, исходящей из рук", "энергии, покидающей тело", всегда имеется в виду то, что сила вместе с сознанием может передаваться человеком во внешнюю среду и к внешним объектам.

"Сила сознания" способна проникать сквозь тело человека, а также действовать и видоизменяться в пространстве после освобождения от пут физического строения человека. Это особое явление, характерное для боевых искусств и энергетики.

Выше уже говорилось о том, что сознание должно пройти длительный путь тренировки через "разделение", "прерывание" и "сочетание". Можно добавить, что также существует воздействие мысли на сознание, реализуемое через намерение, и прямое, непосредственное воздействие мысли на сознание. Объединяя эти возможности с возможностями "силы сознания", в теле человека и вне его пределов можно формировать различные виды "полей сознания".

На этой основе сознание, взаимодействуя с мыслью или мыслью и намерением, может произвольно образовывать сплошное "поле сознания", поддающееся управлению. Благодаря этому могут возникать соответствующие динамические эффекты, или так называемые "эффекты поля".

Когда тело человека, ставшее "проводником" силы, передает (высвобождает) силу в пространство, она полностью освобождается от ограничений, обусловливаемых физическим строением "проводника". Более того, в результате определенных процессов эта сила полностью отрывается от физического тела и переходит под непосредственный контроль мысли.

Когда такая освободившаяся сила оказывается в открытом пространстве, она становится, по сути, "энергией", существующей в виде "поля сознания и энергии", или "поля энергии сознания". Она может концентрироваться, рассей- . ваться, приобретать форму точки, линии, плоскости или объемного тела, т.е. существовать в любой форме движения и в любом пространственном измерении. Вместе с ростом собственных способностей человека реагировать на условия окружающей среды и в контексте конкретного применения в боевых искусствах и в области медицины "энергия сознания" может создавать "эффект поля", имеющий большое практическое значение.

Причины, по которым современная наука считает изучение этого явления чрезвычайно сложной задачей, наряду с фундаментальными методологическими проблемами, состоят еще и в том, что в настоящее время методы исследования мозга находятся на невысоком уровне развития, не позволяющем обнаруживать и замерять уровни взаимного воздействия мысли, намерения, сознания и жизнеспособности - энергии - духа. Компьютер недостаточно чувствителен для решения таких задач, да и сущностная природа сознания и энергии еще не имеют четкого определения. Многие явления, уже признанные и реально существующие, не находят пока объяснения в рамках современных научных теорий. Это тот Самый случай, когда "собака старается укусить дикобраза, но никак не может к нему подступиться".

Как бы там ни было, появление всех этих трудностей и противоречий создало хорошие предпосылки для поистине революционных изменений во всей науке. Рано или поздно они произойдут, и наука сделает небывалый рывок, может быть самый грандиозный за всю свою историю: раскроет тайны человеческой жизни и мышления.

Глава VII

"Побеждает тот, кто действует последним" и условные рефлексы

Каждая школа боевых искусств имеет свои собственные принципы и методы ведения боя. Некоторые из них предпочитают "использовать наступательные действия как средство обороны", другие делают упор на "использовании оборонительных действий в качестве наступательных".

Наиболее известным правилом ведения оборонительных и наступательных действий является создание условий для начала решительной атаки,т.е. борьба за завоевание преимущества. В рамках схватки в обычном понимании это достаточно эффективный путь решения проблем и получения нужных результатов в случае возникновения экстраординарных ситуаций.

В рамках же боевых искусств достаточно высокого уровня все проблемы решаются за счет скрытых резервов и энергичности их реализации. Правило скрытности и энергичности является ключевым и выражено в формуле: "Побеждает тот, кто действует последним". Что означает "побеждает тот, кто действует последним"? В отличие от правила наступательной инициативы и борьбы за преимущество, технический принцип "побеждает тот, кто действует последним" подчеркивает необходимость вынудить противника сделать первое движение. Здесь существуют три распространенных заблуждения, которые требуют разъснения.

Первое заблуждение заключается в том, что принцип "побеждает тот, кто действует последним" означает, якобы, начало активных действий только после нанесения противником нескольких ударов.

Ошибаются также и те, кто считает этот принцип проявлением этической, моральной составляющей, когда вы, позволяя противнику нанести первые удары, как бы демонстрируете отсутствие собственных агрессивных намерений.

Третье заблуждение состоит в том, что, следуя прирнципу "побеждает тот, кто действует последним", можно показать противнику, что вы его не боитесь, что у вас достаточно мастерства и силы, чтобы одержать окончательную победу.

Мы считаем, что все три точки зрения неверны и оторваны от реального понимания и истинного значения принципа "побеждает тот, кто действует последним". С технической точки зрения, для достижения победы нерационально выжидать, пока противник начнет первым наносить удары, как бы вы это ни пытались обосновать. Самозащита, недопущение травмирования и превосходство над противником являются фундаментальными техническими принципами боевых искусств. Это ни в коем случае не противоречит обычной практике, когда боец позволяет противнику сделать первое движение, чтобы "почувствовать" противника, оценить его намерения и истинную силу. Более того, мастерство и мощь не нуждаются в проверке путем позволения противнику нанести несколько ударов первым, гораздо более очевидно их уровень проявляется в применяемой для достижения победы технике.

При значительном превосходстве мастера боевых искусств над противником он способен защитить себя и одержать победу, даже не травмировав своего визави.

Что касается принципа "побеждает тот, кто действует последним", в его первозданном смысле, то и с технической, и с теоретической точек зрения стратегия, допускающая выполнение первого движения противником, полностью согласуется с требованиями принципа "неагрессивности", хотя одно и не вытекает из другого.

Естественно, что это требует полной гармонии и единства этических и технических принципов, при которых последние служили бы мощной поддержкой для первых. Таким образом формируется одна из наиболее существенных характерных черт боевых искусств и закалки характера, одна из наиболее ценных и значимых традиций боевых искусств высокого уровня.

Только после такого прорыва, ведущего к высшим ступеням мастерства, можно констатировать, что техника кулачного боя как таковая отступает на второй план и закладываются основы для превращения боевых искусств из одной из разновидностей кулачного боя в способ поиска Дао.

Что же тогда означает принцип "побеждает тот, кто действует последним"? Суть этого принципа состоит в том, чтобы позволить противнику начать действовать первым, сделать первое движение (или первым проявить намерение сделать движение), что дает возможность четко определить его "пустоту" или "наполненность". В результате у вас появляется некоторое преимущество, воспользовавшись которым, можно достичь победы.

Более понятным этот принцип становится, если его объяснить, прибегая к обычной логике. Пока тела и мышление участников схватки не начали движения, они находятся в состоянии своего рода статического равновесия. Когда один из противников делает первое движение, т.е. первым нарушает это равновесие, он нарушает, прежде всего, собственное равновесие. Это дает шанс сопернику, которым он не преминет воспользоваться.

Теперь следует определить теоретическую, техническую и прагматическую основы, на которых базируется способность использовать это минимальное преимущество для определения подхода к противнику, для перехода от пассивности к активным действиям.

Для решения этой проблемы в боевых искусствах выработан набор тактических принципов и соответствующих приемов. Мы рассмотрим в качестве примера один из таких принципов, чтобы показать, что дело заключается вовсе не в том, чтобы переходить в контрнаступление, как думают многие, только после нанесения противником трех ударов.

Суть проблемы, обсуждаемой нами, лежит в принципиальной разнице в подходах. В современных спортивных единоборствах также существует правило, которое подтверждается на практике. Оно гласит: "Первым достигает результата тот, кто последним начинает". Речь идет о своего рода феноменальной способности, основанной на ускорении срабатывания условных рефлексов. Применительно же к боевым искусствам данный принцип рассматривается как особый и непреложный.

Теоретически и прагматически в боевых искусствах это правило рассматривает обычный условный рефлекс в качестве объекта, подлежащего специальной "обработке" с помощью комплексных практических приемов.

Для того, чтобы убедиться в преимуществах такой "обработки" над действиями, основанными только на условных рефлексах, необходимо под совершенно новым углом зрения подойти к вопросу о механических ограничениях и недостатках условных рефлексов применительно к кулачному бою.

После этого можно будет поговорить о том, как в боевых искусствах удается преодолевать или использовать эти недостатки и достигать такого уровня быстродействия, который недостижим для обычного условного рефлекса (даже высочайшей степени отработки).

Недостатки условных рефлексов

Прежде всего давайте шаг за шагом проследим, как протекает отработка связки "наступление - защита".

1. Атака

Для начала атаки необходимо, прежде всего, возбудить намерение. Возбуждение намерения означает, что мозг направляет команду мышцам. Такая команда включает в себя полный план действия от начала движения до конечной цели. Она учитывает также различные прочие условия: физическое сопротивление во время удара, положение и динамическое взаимодействие противников, нарушение равновесия противника и восстановление собственного равновесия. Кроме того, такая команда содержит и определенное количество стимулирующей энергии, необходимой для соответствующего намерению растяжения мышечной ткани, и т.д. (Некоторые физиологические, биологические и психологические процессы, описанные в этой главе, требуют дальнейшего изучения).

После отдачи команды и включения мышц человеку остается лишь ожидать результата. В зависимости от результата на уровне сознания или подсознания принимается новое решение и отдается новая команда. Таким образом формируется непрерывный цикл, включающий задействование намерения, моторное действие, оценку результата, решение, вновь задействование намерения и т.д.

Каждое конкретное действие возможно только в том случае, если мышцы, получая команду и выполняя движение,реализуют свою функцию в полном объеме. Мышцы действуют на основе обычных условных рефлексов, они не способны "думать" и подчиняются раз и навсегда установленной схеме. Без оценки результата и новой команды мышцы не могут функционировать самостоятельно. В условиях, когда на них не воздействует сознание, или в отсутствии стимула, мышцы не в состоянии изменить траекторию движения или действовать по иному плану.

Еще более важно то, что на протяжении всего процесса от получения мышцами команды и до поступления в мозг информации о результате действия мозг лишен возможности управлять мускулатурой. Двигательные рефлексы не подчинены контролю со стороны сознания. Пока действует условный рефлекс, сознание не в силах воздействовать на него.

Вполне очевидно, что сознание и мышцы действуют поочередно и в процессе выполнения того или иного действия их функционирование осуществляется последовательно. С точки зрения всего тела, такой характер взаимодействия не изменяется и в случае выполнения непрерывной серии движений, даже принимая во внимание возможность объединения нескольких действий в одно. Каждое движение обусловливается тремя процессами: процессом, начинающимся включением сознания и заканчивающимся включением мышц; процессом моторного действия и процессом поступления в мозг информации о результате выполненного действия.

Все три процесса являются необратимыми, в них нельзя вмешаться. Только после завершения этих процессов сознание человека может вынести оценку (четвертый процесс), основываясь на результатах действия, определить план следующего действия (пятый процесс), превратить этот план в намерение (шестой процесс), которое способно вызвать новую активизацию сознания.

Опуская прочие условия, можно констатировать, что до тех пор, пока человек не отказывается от сознательных атакующих и оборонительных действий, между двумя последовательными включениями сознания происходит в общей сложности шесть необратимых процессов, которые неподвластны волевым усилиям.

Таким образом, при любом физическом и мыслительном действии желание является лишь источником команды, но не участвует в процессе его осуществления. -Непосредственное выполнение действия возлагается на мускулатуру. При этом до поступления новой команды действие неподвластно сознанию. Современные методы спортивной подготовки способны лишь интенсифицировать составляющие этого целого процесса между первым и последующим задействованием сознания, например, ускорить протекание всех шести процессов, принятие решения и выработку плана последующего действия, будь то на сознательном или подсознательном уровне, увеличить мускульную силу и общую выносливость. Однако никакие современные методы тренировок не способны ослабить эти процессы.

Когда натренированность спортсмена достигает определенного уровня и техника выполнения движений в полном объеме подпадает под контроль сознания, некоторые из перечисленных выше процессов могут вообще исчезнуть. Это является высшим уровнем развития спортивной техники и связки "тело - мышление", которого достигают выдающиеся спортсмены в настоящее время. В таких случаях не обходится без определенной доли "божьей воли", своего рода вдохновения, неподконтрольного самому человеку. Такие проявления не являются результатом системного овладения методом достижения подобного вдохновения.

2. Ответное действие

Второй составляющей связки "атака - ответ" является реакция противника. Ответное действие может проявиться в виде контратаки, блокировки, ухода или наклона, что в любом случае является реакцией или ответным действием. Механизм этих действий ничем не отличается от механизма действий атакующего.

3. Оценка и принятие решения

Между действиями сторон во время схватки происходит оценка ими собственного состояния и состояния и движений противника, которая заключается в отслеживании и обработке информации, поступающей до и после выполнения действия. Процесс оценки (четвертый из шести, названных выше) требует определенного времени и подразделяется на ряд более мелких процессов, таких как сбор информации (в котором участвуют глаза, уши и тело) и ее комплексная обработка, в результате чего образуется продолжительный цикл операций между намерением и новым планом (новым намерением). На основе оценки намерения и решения могут возникнуть противоречия, требующие выбора между двумя и более субъективными и объективными условиями, разрешение которых также требует времени.

Обобщая все сказанное, можно сделать вывод, что сущность любого действия, основанного на условных рефлексах, состоит в том, что превосходство и беспомощность, победа и поражение полностью зависят от индивидуальной физической силы, скорости, выносливости, ловкости, спортивной подготовки, технического мастерства, точности оценки и принятия решения, а также от умения чередовать и комбинировать мыслительную и физическую деятельность.

Рассматривая основные причины механической ограниченности и недостатков условных рефлексов в контексте единоборств, мы подходим к проблеме с точки зрения координации деятельности сознания и тела и оцениваем шесть процессов, протекающих между двумя фазами включения сознания, а также прочие условия (в том числе затраты времени и энергии) как недостатки и ограничения, не поддающиеся устранению в принципе. Эти процессы мы рассмотрели с единственной целью - сравнить их с характером овладения теорией и Практикой истинной психофизической координации. Это именно то, что мы называем вторичным познанием и "переработкой" условных рефлексов.

От одновременного совершенствования сознания и тела к психофизической координации

Оригинальный подход, собственная теоретическая и практическая методологии, которые направлены на преодоление обособленности сознания и тела, являются значительным вкладом китайских боевых искусств в науку о двигательной активности человека и в ее совершенствование. О теории и методологии 60-рвых искусств мы уже говорили, поэтому, подходя более конкретно, можно отметить, что проблема состоит в переходе от одновременного совершенствования сознания и тела к психофизической координации.

Вклад боевых искусств в фундаментальную научную теорию о человеке не ограничивается только этим, но уже этого достаточно, чтобы предположить, что максимально полная систематизация, адаптация опыта боевых искусств, современные исследования в этой области способны революционным образом изменить взгляды на принципы атлетической и физической подготовки на науку о человеке в целом.

Рассмотрев традиционные теории, понятия "сознание", "использование сознания для совершенствования сознания", "проникающая сила" и ряд других, мы представили в общем плане картину одновременного совершенствования сознания и тела и совершенствования собственно сознания. Теперь можно попытаться, пусть на элементарном уровне, обрисовать содержание подготовки, направленной на переход от одновременного совершенствования сознания и тела к психофизической координации, представить пути преодоления недостатков, связанных с действием условных рефлексов.

Чтобы более четко определить различия между двумя подходами и максимально ярко показать эффективность психофизической координации, начать следует с определения главной цели.

С точки зрения психофизической координации высшего уровня, учитывая принцип "единства без двойственности", такая цель состоит в полном устранении условных рефлексов. Как бы невероятно это ни звучало, но высшая цель боевых искусств заключается именно в этом.

Высшая цель боевых искусств, если говорить об их значимости в целом, практически всеобъемлюща. Мы же проследим ее только в одном из проявлений - в единоборстве.

Характерным принципом единоборств высокого уровня является полное отсутствие времени и пространства для размышлений или действий у обоих соперников. Иными словами, ни у одной из сторон нет ни малейшей возможности сделать первое движение. Происходит это потому, что все шесть процессов, составляющих действие условного рефлекса, полностью отключены, а соперники находятся в состоянии абсолютной скоординированности. Когда один из них ' только подумает о том, чтобы сделать движение рукой, второй, используя силу "скоординированной интуитивной реакции", заставит его отказаться от своих мыслей. В таких условиях у соперников нет никаких возможностей пошевелить даже пальцем.

Теперь давайте спустимся сразу на несколько ступеней вниз, на уровень, который уже демонстрировался некоторыми современными мастерами боевых искусств, и попытаемся разобраться в том, что же дает в результате одновременное совершенствование сознания и тела.

Одним из минимальных результатов действия "проникающей силы" является то, что поле сознания человека получает возможность моментально реагировать на силовое поле противника. Сюда входит и реакция на движение сознания соперника, вызывающая скоординированный ответ собственного сознания. При этом, конечно, степень скоординированности ниже, чем на высшем уровне, о котором говорилось ранее, но и значительно выше, чем уровень последовательного взаимодействия сознания и тела во время срабатывания условного рефлекса.

Движение или задействование сознания в данном случае связаны с намерениями соперников, в результате чего возникает взаимная координация движения сознания у обеих сторон. В то же время сознание одной из сторон, т.е. сознание, объединяющее в единое целое намерение и силу, координируется с задействованием собственного сознания, а также с задействованием сознания противной стороны. В результате, сила первого соперника координируется с движением сознания второго, в то время как сила и задействование сознания второго раскоординиро-ванны и функционируют относительно самостоятельно. Поскольку скорость скоординированного действия выше, чем скорость последовательных действий, то первый соперник способен предвосхитить даже скрытое движение второго. Это скрытое движение есть сознание, а способность его предвосхитить означает действие силы человека до того, как начнет действовать сила противника.

В этом и состоит теоретический и фактический ответ на вопрос, что означает принцип "побеждает тот, кто действует последним".

Психофизическая координация не является абсолютной, она ограничена рамками соответствующего уровня одновременного совершенствования сознания и тела. Каждая новая ступень совершенствования позволяет сократить и даже полностью устранить один из шести процессов, составляющих действие условного рефлекса, в связи с чем скорость реагирования каждый раз становится выше. На определенном уровне совершенствования человеком сознания и тела его соперники полностью лишаются возможности даже задействовать собственное сознание, поскольку первое же их движение будет означать поражение. При этом вам нет никакой необходимости направлять какие-либо команды своей мускулатуре.

В теории единоборств это называется "разгадать человека до того, как он начал действовать". Другими словами, когда противник только собирается нанести удар, вы уже упредили его ударом, не дав ему даже пошевелить рукой.

Поднявшись еще на несколько ступеней, вы будете иметь дело непосредственно с задействованием или движением сознания соперника, т.е. противостоять сознанием сознанию. В этом случае нет необходимости делать какие-либо телесные движения.

Благодаря так называемой проникающей энергии или проникающей силе, тело человека превращается в своего рода "дирижера", способного управлять физической энергией вне его пределов вплоть до формирования видоизменяющегося поля сознания, подчиняющегося воле человека. Такое поле способно оказывать реальное физическое действие. Через свое поле сознания человек влияет на функционирование, сознания оппонента, затем постепенно поднимается до уровня, позволяющего действовать с ним в унисон, и в конце концов выходит на совершенно новую стадию, где механизм реагирования не использует физические движения, а действует за счет "эффекта поля". Так выглядит процесс постепенного развития от одновременного совершенствования сознания и тела до психофизической координации.

Этот процесс является хорошей иллюстрацией применения к теории и практике одновременного совершенствования сознания и тела для решения задачи вторичного познания и переработки условных рефлексов, а также классическим примером использования принципов боевых искусств и достижений классической философии в современною научном знании. В то же время это можно рассматривать как своего рода эксперимент по "переводу" древних теорий на современный язык.

Если и боевые искусства, и современная наука воспримут идею взаимного изучения и согласованного развития, создадут условия для диалога, используя друг друга в качестве объектов и инструментов для изучения, т.е. если они будут строить отношения на основе равенства и взаимной помощи, сотрудничая в исследованиях любых проблем и используя на равных плоды этих исследований, то появится хорошая возможность реального взаимодействия между ними. Только в этом случае можно надеяться на реальную эффективность использования всего лучшего, что заложено в боевых искусствах и науке, на высокоэффективное творческое развитие боевых искусств.

Почему "мягкость" способна превзойти "твердость"

Постулаты "контролирует ситуацию тот, кто действует последним" и "распознавать человека до того, как он начнет действовать" основаны на решении проблемы быстродействия за счет психофизической координации. Причина, по которой "мягкость" способна превзойти "твердость", заключается в том. что вышеуказанные принципы содержат еще и неординарные решения проблем силы и выносливости, также основанные на психофизической координации.

Методы подготовки, применяемые в боевых искусствах продвинутого уровня для одновременного совершенствования сознания и тела, кроме всего прочего, позволяют решать проблему силы и выносливости за счет регулирования их потенциалов. Очевидно, что путь от "проникающей силы" до "эффекта поля" представляет собой процесс постепенного формирования способности экономить (уменьшать) мощность. Когда боец противостоит сознанию соперника своим сознанием, то он использует "сознание", легкую и тонкую субстанцию, т.е. обходится без затрат двигательной энергии, требующей приложения физических сил.

Даже в случае использования мышечной силы (сознания, сочетающего в себе намерение и усилие мышц), все равно действует принцип "заимствования силы", согласно которому вы воздействуете на противника его же силой. Ваша жизненная энергия в данною случае участвует лишь в формировании "поля сознания", ставя противника в ситуацию, в которой он сам себя нейтрализует, впадает в прострацию или наносит удары сам себе, в то время как вы остаетесь в состоянии расслабления и полной мобилизации.

Когда соперник приведен в состояние растерянности и становится абсолютно беззащитным, а необходимость нанесения удара сохраняется, энергия физической силы, которую вы можете направлять по собственной воле, способна нанести концентрированный, высокоскоростной мощный удар, высвобождающий энергию разрушительной силы. В данном случае речь идет об использовании высокоорганизованного "сознания", упреждающего любого рода растраты, связанные с рассеиванием физической энергии.

Поскольку вы действуете последним, даете противнику возможность начать движение первым, то вы остаетесь в состоянии высокой степени расслабления, "в покое ожидая начала действий". Мышление же ваше находится в состоянии высокой степени стабильности.

В вас нет ни малейшего признака напряжения, и ни одним движением не нарушается ваша уравновешенность. Таким образом, сведя до минимума расход духовной и физической энергии, вы, используя лишь ее малую толику, можете в любое время решить задачу, которая в обычных условиях потребовала бы в сотни, тысячи, а то и десятки тысяч раз больших затрат.

Все, о чем говорилось выше, не превносит в динамику ничего нового, никак не меняет ее принципов. Все происходящие изменения связаны лишь с формированием "поля сознания" с помощью "проникающей силы" и его структурой. Преодоление "твердого" "мягким" - постоянный принцип, реализуемый в условиях психофизической координации с помощью "эффекта поля".

Использование принципа координации в регулировании мощи, "эффекта поля" и превосходства в скорости позволяет обретать особую выносливость, являющуюся производной от перечисленных преимуществ. Сверхбыстрота действий, высочайшая степень расслабления и максимальная экономичность усилия делают даже среднего человека гораздо более выносливым, чем современный спортсмен.

Как можно объяснить реальный факт превосходства слабого над сильным, преодоления "твердости" с помощью "мягкости", если не принимать во внимание особую скоростную технику, регулирование мощи и взрывную силу, продуцируемую с помощью этого умения? Если не психофизической координацией и возникающим в результате "эффектом поля", то чем еще можно объяснить "перемещение физической энергии в пространстве" или возможность нанесения удара на расстоянии? Что тогда стоит за способностью специалиста определять уровень подготовки человека без единого движения или прикосновения?

Применяя боевые искусства для изучения проблем современной науки, мы можем ставить проблемы, которые современная наука поставить не в состоянии. Взаимное сравнение подходов и результатов исследований позволяет давать объяснения явлениям, не объяснимым с точки зрения современной науки. Это открывает новые пути научных изысканий на основе нового образа мысли, делает возможной постановку экспериментов в приемлемых для современной науки рамках. Только таким путем можно прояснить многие вопросы с современных позиций.

Когда боевые искусства и наука обретут равный статус, начнут взаимодействовать на равноправной основе, только тогда появится возможность их взаимного стимулирования. Вряд ли принесут успех исследования, основанные на односторонних взглядах и данной раз и навсегда методологии современной науки, без учета достижений и методологии самих боевых искусств.

 

ГЛАВА VIII. Лаборатория совершенствования сознания

Особенность методологии боевых искусств состоит в том, что в процессе одновременного совершенствования сознания и тела, совершенствования сознания с помощью сознания человек проходит путь синхронизированного пробуждения тела и мышления, направленного на повышение уровня их реализации. Это своего рода наука, в которой сам человек является объектом исследования.. Субъектом и объектом таких исследований выступают тело и мышление человека в их единстве, без выделения отдельных составляющих. Сам человек является одновременно и лабораторией, и объектом экспериментирования, и экспериментатором, и инструментом проведения экспериментов.

Процесс одновременного пробуждения тела и мышления носит аналитико-синтетический характер, но даже в момент анализа какого-либо конкретного явления это явление неизменно сохраняет живую связь в рамках единой системы "тело-мышление". В процессе синтеза, какую бы абстрактную форму ни принимал процесс, эта форма должна одновременно воздействовать на каждое явление, на каждый элемент целого, включая и объединяя их в одно целое, не допуская их разъединения. Иными словами, в ходе такого специфического научного поиска абстрактное никогда не теряет своего конкретного содержания, а конкретное всегда сохраняет связь с целым.

Дальнейших экспериментальных исследований требуют структура движений и общие механические ограничения каждого отдельного действия. В первую очередь имеется в виду изучение феномена сознания и освобождения тела от механических ограничений. Исследования в этой области должны осуществляться в направлении поиска путей познания исследуемых явлений, дальнейшего анализа богатого теоретического и практического материала, получаемого в процессе одновременного пробуждения тела и мышления, с целью выявления естественных закономерностей этого процесса, включая благоприятные условия и скрытые возможности тела и мозга человека.

"Переработка" предполагает развитие новых элементов в мышлении и сознании, новое понимание состояния покоя, структуры физического движения, возможностей по компенсации и восстановлению сил, сущности самообороны и т.д. То есть речь идет о наборе конкретных способов и методов формирования новой психофизической конституции человека.

Объект исследований

Когда современная наука занимается проблемами структуры атома или высоких скоростей, то для удобства она, что можно, увеличивает, что можно, замедляет. Вещество помещается под мощный микроскоп, тот или иной процесс может быть заснят высокоскоростной камерой, а затем воспроизведен в замедленном темпе. Строгость условий эксперимента обеспечивается путем сохранения в неизменном виде пробы вещества или реального процесса и устранения влияния внешних факторов.

Нельзя не восхищаться высоким интеллектом древних китайцев: задолго до появления современного научного знания, современных технологий и приборов они, используя собственные методы, добились удивительных результатов в исследовании техники и принципов боевых искусств, то есть в структурном анализе и воспроизведении жизнедеятельности тела человека. Эти результаты до сих пор остаются загадкой, непосильной для бесчисленного множества современных наук.

Боевые искусства сумели заглянуть значительно глубже процессов, протекающих в рамках условных рефлексов. Это выглядит так, будто эти процессы были помещены под микроскоп, искусственно увеличены и замедлены до уровня, на котором становится возможным их детальное рассмотрение и изучение.

Подготовка пробы для изучения сама по себе представляет особую процедуру, которая также требует изучения. В нашем случае "пробой" являются функциональная структура и динамика движений и действий. Необходимые условия при этом строго ограничены и сводятся к значительному снижению скорости и многократному увеличению, что позволяет "рассмотреть" частный процесс протекания любого данного движения или действия (любого условного рефлекса) и все присущие ему элементы, сохраняя, вместе с тем, их единство. Более того, на любом этапе движения, даже в моменты внешнего покоя, необходимо обеспечить протекание процесса в целом в рамках совокупности психологических и динамических составляющих действия, происходящего в данный момент.

В каждом конкретном случае, будь то момент перед задействованием сознания, момент, когда энергия пришла в движение, но еще не достигла точки назначения, момент, когда энергия находится в непосредственной близости от точки назначения, момент начала нанесения удара, но до его завершения, момент до нанесения удара, когда человек находится на грани потери равновесия, - в любом из этих случаев необходимо замедление и увеличение действия, позволяющие изучить все его элементы при нормальной скорости протекания.

Таким образом, подготовка "пробы" представляет собой единственное базовое упражнение в боевых искусствах. Дальнейшее повышение уровня подготовки "пробы" зависит от суммарного усиления каждого отдельного базового упражнения. Очевидно, что "экспериментальная проба" представляет собой конкретный процесс движения, или действия, тела и мышления человека.

Экспериментатор и инструментарий

Как уже говорилось выше, и в качестве экспериментатора, и в качестве инструментария также выступают тело и мышление человека. Именно они выполняют анализ, синтез, определяют все изменения, происходящие с "пробой", включая биологические, кинетические и психологические изменения в процессе одновременного пробуждения тела и мышления.

Этот процесс носит сознательный характер. Сознание индивидуума глубоко проникает в сферу, с которой ранее ему никогда не приходилось сталкиваться, которая никогда ранее не подвергалась сознательному контролю, как, например, составные части процесса инстинктивного напряжения и условных рефлексов. В качестве инструментов, используемых в ходе экспериментов, выступают мысль, намерение и сознание.

"Введение" и овладение одновременным пробуждением тела и мышления

Под "введением" понимается деятельность наставника, который инструктирует, консультирует, контролирует и оценивает результаты эксперимента. Ученик, в свою очередь, работает с "пробой", уясняя и оценивая физические и психические изменения, происходящие в процессе "введения".

Это означает, что ученик должен мобилизовать все свои интеллектуальные способности (восприятие, логическое и алогическое аргументирование, сенсорную систему, интуицию) с целью тщательного изучения малейших изменений в ходе мыслей и внутренней энергии обеих сторон, включая разнообразные изменения в уровне движения мыслей. Задача ученика состоит в том, чтобы понять и воспринять опыт наставника, используя одновременное пробуждение тела и мышления.

Используя разнообразные методики, включая отдельные упражнения, связки, упражнения в парах и т.д., совершенствуя свое мастерство, ученик постепенно шаг за шагом достигает такого уровня, когда возникает ощущение абсолютной общности и проникновения. Это - основанный на собственном опыте сознательный процесс одновременного совершенствования сознания и тела до уровня психофизической координации. Неотъемлемым условием этого процесса выступает наличие наставника, его устные советы и мысленное внушение, контакт с товарищами по обучению. Попытки заниматься самостоятельно, или опираясь на литературу, обречены на неудачу.

Как пловец не может обходиться без воды, так и обучающийся боевым искусствам не может обходиться без контактов с наставником, пока он не обретет способность самостоятельно продолжать бесконечный процесс постижения мае терства. Только так можно овладеть секретами боевых искусств продвинутого уровня. Недаром говорится: "Путь к учению требует устных наставлений, а принципы практического мастерства вырабатываются в результате непрерывных самостоятельных занятий". Результатом совместных исследований боевых искусств и науки может стать компрессия некоторых этапов подготовки, ускорение всего процесса. Тем не менее, необходимость в "подпитке" обучаемого наставником останется всегда, поскольку присутствие наставника позволяет сравнивать "пробу" студента с эталонной "пробой". Отработка умения плавать основывается на способности пловца взаимодействовать с водой. Обучающиеся боевым искусствам учатся познавать связи взаимодействия, слушая наставления учителя и получая соответствующую "подпитку" с его стороны. Самостоятельное творчество обучаемых, которое должно базироваться на знании особенностей структуры собственного тела и мышления, возможно только после овладения новыми формами мыслительного процесса и экстраординарной техникой. Истинное умение настоящего наставника заключается в способности заложить одни и те же неизменные технические основы у разных учеников, обладающих своими индивидуальными особенностями. Задача наставника - получить одинаковый продукт из разного "сырья", а затем научить подопечных самостоятельно развивать свои индивидуальные способности.

Сознательное восприятие высокого уровня

Сознательное восприятие высокого уровня означает трансформацию двигательных действий в сознание и сознания в двигательную активность через взаимодействие и взаимную реконструкцию мускулатуры и сознания.

Последние научные исследования подтвердили факт наличия у мышц собственного сознания и памяти, получивших название мышечного сознания и мышечной памяти. Цель боевых искусств - максимально развить и укрепить мышечные сознание и память и, тем самым, реализовать их особые реактивные функции даже после полного отключения сознательного намерения.

Как отмечалось выше, психофизическая координация предполагает восстановление связей тела и сознания со структурными изменениями, сопровождающими каждое движение или действие. Мысли и намерения перестают быть просто "командирами", отдающими приказания и оценивающими результаты "сражения", они становятся активными "бойцами", принимающими непосредственное участие в "бою" от начала и до конца, действуя при этом сплоченно, объединив свои усилия.

Поэтому в любой момент реализации энергии сознание в состоянии определить план действий, направление перемещения энергии и цель, становясь "мозгом" энергии, приобретающей способность "думать". Благодаря этому человек получает возможность адаптироваться и сохранять стратегическую автономность от партнера в своих действиях. Кроме этого, человек получает технически гарантированную стопроцентную вероятность победы над противником, атакующие действия которого основаны на условных рефлексах. Это называется "познать другого, оставаясь непознанным для него".

Взаимодействие и взаимное воспроизведение, осуществляющеиеся в процессе взаимного совершенствования сознания и тела, остаются неизменными независимо от состояния и субъективных ощущений человека и носят согласованный характер. Отсюда следует, что результатом соответствующей углубленной и систематической подготовки может стать выработка сильной воли, повышенное понимание движения и особая способность к концентрации.

 

ГЛАВА IX. Динамическая (движущая) мысль и высшая апперцепция

Углубленная работа над телом и мышлением неизбежно затрагивает и собственно мысль. Когда происходит полная перестройка всей системы понимания движения, человек открывает совершенно новый мир своих мыслей. Этот мир значительно превосходит все, что может быть достигнуто в результате любых видов тренировки мысли, воображения или выражения, любых современных видов психологической подготовки, будь то релаксация, саморегуляция или что-либо иное.

Мы называем это "динамическим думанием".

Читатель, надеемся, уже свыкся с нашим пониманием единства тела и мышления. "Динамическое думание", исходя из такого подхода, представляет собой особый вид мысли, непосредственную деятельность мозга. В то же время это своего рода энергия, сила, обладающая динамическим действием. Чтобы читатель лучше уяснил, о чем идет речь, мы воспользуемся понятиями, которыми оперирует современная психология речи. При этом, конечно, мы в общем плане затронем только те аспекты, которые непосредственно связаны с нашей главной темой, - совершенствованием сознания.

Внешняя речь и внутренняя речь

Возможно не всем известно, что формирование мыслей человека неразрывно связано с моторикой. Это важный момент, который нельзя не учитывать, когда речь идет о динамической мысли.

В детстве каждому из нас в процессе развития пришлось пройти этап интуитивных действий и интуитивного мышления. На этом этапе все наши движения, способность чувствовать, видеть, слышать и т.д. были неотделимы от моторики. Это общеизвестно. Изучение языка в младенческом и детском возрасте, равно как и присущая человеку на протяжении всей жизни способность вербальной коммуникации, находится в зависимости от органов, участвующих в продуцирова-нии речи - дыхательной системы, губ и зубов, языка, верхней и нижней челюстей, голосовых связок, а также органов слуха и зрения. Способность же управлять этими органами формируется только в отношении мышц органов продуцирования речи и систем органов слуха и зрения.

Это своего рода тренировка управления процессом взаимодействия между сознанием и мышцами. Людям, далеким от психологии, трудно уяснить суть этого процесса. Однако если вспомнить свой личный детский опыт, понаблюдать за другими детьми и обратиться к опыту изучения иностранного языка в зрелом возрасте, то появится возможность взглянуть на этот процесс под новым углом зрения.

Речь ребенка развивается благодаря подражанию взрослым, воспроизведению им отдельных звуков, их сочетаний, отдельных слов и их комбинаций, коротких и длинных фраз и, наконец, взаимосвязанных суждений. Чтобы издавать членораздельные содержащие смысл звуки, органы речи проходят чрезвычайно трудный путь подготовки, на всем своем протяжении сопровождающийся сложным процессом, сочетающим в себе различные факторы: лексический запас, грамматику, логику, условия коммуникации и физиологический аспект. Только в результате этого процесса становится возможной вербальная коммуникация, позволяющая людям понимать друг друга.

Все это касается внешней речи, называемой так потому, что она представляет собой мысли, выражаемые вовне через звуки. Внешняя речь немыслима без моторной функции органов речи. В терминах боевых искусств она представляет собой деятельность сознания, объединяющую в единое целое сознательное восприятие и двигательную активность.

Степень координации между сознанием и двигательной активностью здесь гораздо выше, чем при выполнении физических упражнений.

Вместе с тем, если говорить о повседневной деятельности, то просто трудно себе представить все виды и весь объем двигательной активности. Ведь мы осознаем только то, что происходит обмен мыслями с помощью речи. Только иногда нам удается ощутить передачу мыслей в невербальной форме, без всякой лексики и грамматики. Подобное чувствуют мастера боевых искусств во время боя, когда происходит прямой обмен мыслями, без всякой концентрации на энергии, силе, по-:?ах и приемах.

О сознательном восприятии двигательной активности люди, например, артисты, дикторы, певцы, вспоминают только тогда, когда они занимаются отработкой устойчивых артикуляционных навыков, с помощью специальной техники отраба-гывают нормативную дикцию и произношение. Переживание двигательной активности различной степени также возникает у изучающих иностранный язык и у людей с заболеваниями органов речи, вызывающими трудности при говорении. Таким образом, становится очевидным, что при условии тщательной тренировки и по достижении высокого уровня автоматизированности реакций двигательная ак-гивность переходит из сферы действительного сознания в подсознание и "вып-мывает" на поверхность только в случае возникновения каких-либо затруднений в продуцировании речи.

Письмо, между прочим, тоже является одной из форм внешней речи. Все, что мы хотим показать, это то, что благодаря психофизической координации сознания в боевых искусствах, вся двигательная активность воспринимается мастером боевых искусств просто .как волевой акт, как прямой обмен мыслями, когда мускульная сила просто перестает быть объектом внимания.

Когда внешняя речь не получает выхода наружу, она превращается в непроизносимую внутреннюю речь, или, иными словами, в речевое мышление.

Внутренняя речь не воспроизводится с помощью звуков, она не предназначена для других, а является средством коммуникации с самим собой в пределах собственного мозга. Внутренняя речь - это индивидуальное однонаправленное интеллектуальное действие. Однако даже при всех этих условиях, как научно ус-гановлено и доказано, в большинстве случаев (размышление над какой-либо проблемой, письмо, чтение, слушание) имеет место слабая и плохо выраженная "произносительная" активность мышц. Иногда она полностью скрыта, а иногда - вполне очевидна. Если во время внимательного переписывание чего-либо вы обратите внимание на свой язык, то обнаружите, что он слабо, еле заметно, но все же двигается. Внутренняя речь осуществляется с большой скоростью, сопоставимой со скоростью мысли, и имеет несколько уровней проявления. Чем быстрее происходит мышление, тем в меньшей степени проявляется внутренняя речь. Двигательная активность и отчетливость "произношения" напрямую связаны с темпом внутренней речи. Подобный механизм используется и для отработки вырази-гельности в современном физическом воспитании.

С появлением внутренней и внешней речи они начинают постоянно сменять друг друга. Начиная с детских лет, оба вида речевой деятельности формируются через сложный, повторяющийся бесчисленное количество раз процесс перехода одного вида речи в другой. Уровни и этапы этого процесса еще ожидают своего изучения, а вот вопросы координации мыслительной деятельности и двигательной активности органов речи, изучены достаточно хорошо. Этот факт предоставляет нам определенное поле, в пределах которого возможно выполнение исследований, связанных с высоким уровнем взаимодействия, возможно даже абсолютной координации, между мыслью и мускулатупой.

Вместе с тем, необходимо отдавать себе отчет в том, что, как бы нагляден ни был пример с внутренней и внешней речью, он все же не до конца корректен. Ведь слабые движения мышц органов речи являются лишь следствием, побочным явлением, сопровождающим активность бесформенных мыслей. В боевых же искусствах эти же еле уловимые движения являются одной из отправных точек и одним из важнейших объектов сосредоточения усилий в процессе совершенствования сознания. Вот это и есть "сознание" - единство намерения и двигательной активности в сознании; единство, представляющее собой физическую и психическую основы динамической мысли.

Динамическая мысль (мышление)

Можно провести аналогию между взаимоотношением внутренней и внешней речи, с одной стороны, и движениями тела человека, с другой, рассматривая телодвижения как своего рода внутреннюю и внешнюю "речь" тела. Ни одно, даже самое незначительное, движение не может стать продуктом координации мысли и двигательной активности, не может приобрести силу "слова", если оно основано на условном рефлексе. Только преодолев ограничения условного рефлекса, только на прочной базе сознания, понимаемого как взаимодействие мышления и тела, становится возможным формирование динамической мысли (мышления). Это единственный путь, выводящий двигательную активность тела человека на такой уровень, когда взаимодействие внутреннего и внешнего осуществляется на равных или даже с еще более высокой степенью координации, чем это происходит с внутренней и внешней речью.

Если продолжить аналогию, то с появлением динамической мысли внешняя "часть" человека, т.е. тело, совершает плавное движение, которое можно соотнести с вербальным языком, или с внешней речью. Индивидуальные внешние боевые приемы соответствуют монологическому высказыванию, а действия в паре - диалогу. Внутренняя деятельность - "мысленная схватка" (в рамках деятельности мысли, осуществляемой с чрезвычайно высокой частотой и не проявляющейся внешне) - соответствует внутренней речи. Индивидуальные действия, осуществляемые мысленно, можно сравнить с декламированием про себя, а оборонительно-наступательные мысленные действия в паре - с безмолвной беседой. Такая мыслительная деятельность сопровождается в высшей степени согласованной двигательной активностью тела, зависящей от уровня практической подготовки.

Высокая степень согласованности движений в боевых искусствах является важным элементом совершенствования подготовки, элементом, позволяющим сделать эти движения воспринимаемыми и узнаваемыми, поддающимися совершенствованию, систематизации и последовательному увязыванию одного движения с другим. Благодаря этому формируются реальные комплексы упражнений, гораздо более эффективные, чем упражнения традиционных видов спортивной подготовки. Таким образом, в боевых искусствах создается прочная, поддающаяся восприятию и познанию материальная база для формирования динамического мышления в чистом виде. Это первое условие функционирования психофизической координации, способа передачи информации, минуя всевозможные препятствия.

Традиционная спортивная подготовка, цель которой состоит в совершенствовании двигательной активности, под которой понимается мыслительная деятельность, связанная с физическим движением, обладает двумя неизбежными недостатками. Первый из них состоит в том, что в спорте все основано на условных рефлексах и двигательная активность остается несогласованной из-за постоянного последовательного включения то сознания, то тела. Второй недостаток состоит в том, что любое движение в спорте чрезвычайно хрупко и может быть моментально испорчено, как только оно начинает выполняться. Цель тренировки в современном спорте - мысленно сформировать идеально правильное движение, а затем воплотить его на практике. На деле такой метод себя оправдывает, поскольку из-за указанных выше двух недостатков идеальный образ легко разбивается о грубость и неуклюжесть реального физи ческого движения.

Наличие прочной базы сознания в совокупности со способностью проектировать его за пределы тела, формируя "поле сознания", и обеспечивать обратную связь с телом через это поле, обеспечивая управление телом, позволяет изменить состояние и характер возможностей динамического мышления. Динамическая мысль способна сформировать идеальную модель физического движения, которая доминирует над собственно движением и управляет им.

Модель, формируемая динамической мыслью, равно как и любое ее действие, представляет собой не только образ согласованного движения, не имеющий внешнего выражения, но и конкретную идеальную его реализацию, имеющую полноценное внешнее воплощение. Это целостный процесс "движения, начинающегося внутри и проявляющегося вовне". "Внутри" указывает на динамическую мысль в мозгу человека и поле сознания, распространяющееся за пределы тела. "Вовне" - образ движения, управляемый полем сознания, в готовности к реализации его в физической форме.

В сфере языковой коммуникации внешняя речь следует за внутренней, т.е., иными словами, следует за мыслью. В боевых искусствах движения физического тела следуют за динамической мыслью, т.е., иными словами, за функционированием поля сознания. В этом и проявляется уникальность высокого уровня подготовки в боевых искусствах: действие сознания вызывает движение поля, влекущее за собой физическое движение, где все три составляющие тесно связаны друг с другом.

Теория тайцзицюань гласит, что "сначала движется сознание, затем движется сила" (а затем - физическое тело). Этот постулат четко определяет взаимную подчиненность трех элементов динамического мышления, но не отражает реальной последовательности их функционирования.

По достижении определенной степени координации человек произвольно может прибегать к раскоординации в целях введения соперника в заблуждение. Подобная раскоординированность основывается на способности координации и обладает даже более высокой эффективностью.

Если пойти еще дальше, то по достижении уровня "отсутствия сознательного намерения" или уровня "изначального мышления" заканчивается роль динамической мысли. Здесь, наконец-то, открываются горизонты, которые "так широки, что исчезает все внешнее; так малы, что пропадает все внутреннее", где можно "делать все, не делая ничего".

Динамическое мышление как особый вид мыслительной деятельности

Если исходным материалом в логическом мышлении являются понятия, в знаковом мышлении - звук и форма, то в динамическом мышлении таким материалом выступает сила, высвобожденная из тела и отделенная от образов.

Давайте обратимся к некоторым частным вопросам теории боевых искусств. "Сначала стремись развернуть, а затем - затянуть". "Затягивание" подразумевает не только уменьшение амплитуды движений, но и прямое вхождение в динамическое мышление. Кроме того, внутри самого динамического мышления существует различие между "развертыванием" и "затягиванием". "Когда совершенствование мастерства достигает высокого уровня, даже беспредельно малое представляет собой пространство". Здесь имеется в виду то бесконечно малое, что уже ничего в себя не может вместить. "Следовать от формы к бесформенному", "форма превращается в ничто". "Бесформенное" и "ничто" означает, что тело не движется, а движется только динамическая мысль и по достижении уровня "изначального (истинного) мышления" она сама утрачивает форму.

Динамическое мышление отвечает ряду условий, позволяющих квалифицировать его как вид мыслительной деятельности. Иными словами, динамическое мышление имеет ту же природу, что и мышление как таковое, как и другие особые формы мышления. Динамическому мышлению присуща высочайшая универсальная сила абстрагирования и обобщения, которая отличается от общепринятого понимания силы и представляет собой "бесформенную силу", сохраняющую чувствительность и динамическую эффективность силы как таковой. Эта сила не обладает направленностью, но способна оказывать воздействие на явления, которые недоступны для восприятия с помощью органов чувств.

Другими словами, динамическое мышление имеет собственную природу и может использоваться в качестве самостоятельного инструмента в практических целях в том смысле, что оно может выступать в качестве направляющей силы в практической области. Динамическое мышление обладает собственной уникальной абстрактной репрезентативной логикой, позволяющей реагировать на динамические отношения в рамках физического движения самого высокого уровня, а также на постоянные изменения, происходящие в объективной действительности. Вместе с тем, динамическому мышлению присущи собственная направленность и уникальная способность решения тех или иных проблем.

Динамическое мышление своими собственными методами может дать ответы на многие вопросы, существующие в биодинамике. Используя собственную парадигму (параллельное задействование тела и мышления), динамическое мышление способно ставить проблему, квалифицировать ее, выдвигать пути решения, проверять их и т.д. Оно многослойно и многоярусно и обладает высочайшей продуктивностью. Динамическое мышление не только пассивно отражает действительность, но и представляет собой функцию активного воздействия на нее.

Динамическое мышление, объединяя философию и методологию боевых искусств и используя специфическую способность к реагированию, открывает новые возможности по раскрытию и познанию скрытых физических и умственных способностей, в том числе ауры человека и различных энергетических полей, которые недоступны для обычного мышления.

Несомненно, что динамическое мышление, понимаемое как разновидность скрытых способностей человека, развитие которых возможно только через занятия боевыми искусствами, является неоценимым вкладом в биодинамику, в науку о человеке и мышлении. Конкретные способы выработки динамического мышления содержат важный исходный материал для развития других видов скрытых способностей тела и мышления человека.

Высшая апперцепция движения

иоычная апперцепция движения вырабатывается, когда двигательные навыки проходят сознательную тренировку и доводятся до автоматизма, после чего они переходят в область подсознания и сливаются с инстинктивными двигательными механизмами общего реагирования. Будучи вырабатываемой на базе условных реакций, обычная апперцепция движения не достигает уровня, позволяющего ей выйти за пределы физического тела и стать бесформенной. Кроме того, .не удается полностью избавиться от различных противоречий между проявленным сознанием, подсознанием и инстинктами, поскольку не достигается уровень их скоординированного функционирования.

Динамическое же мышление, наоборот, является продуктом более высокого уровня овладения самоконтролем, в процессе выработки которого тело и мышление проходят сложный процесс совершенствования сознания. Поэтому динамическое мышление позволяет человеку достичь уровня глубокого взаимного проникновения и гармоничного слияния инстинктов, подсознания и сознания. Высшая цель при этом - абсолютная координация мыслительной и физической деятельности, а основные усилия в процессе подготовки сосредоточиваются на развитии способности к такой координации, которая формируется шаг за шагом, постепенно совершенствуясь и расширяясь.

Обычная апперцепция движения включает лишь несколько конкретных уровней из всего многообразия физической и мыслительной деятельности, в то время как динамическое мышление представляет собой процесс, охватывающий широкий спектр от "деяния" до "недеяния" (с помощью которого можно сделать все). На высших ступенях развития динамического мышления он проявляется в отсутствии инстинктивного напряжения во время реагирования на нападение, в наличии состояния высокой степени расслабления и устойчивости тела и ума.

Благодаря этому происходит трансформация чувства самозащиты, что позволяет с помощью координации своих действий с мыслительной активностью противника быть одновременно и "жестким", и "мягким", подчинять движения покою и одерживать верх в схватке за счет своей гибкости. Таким образом на трансцендентном уровне находит свое разрешение ряд вопросов, поставленных современной наукой о теле и мышлении.

Однако динамическое мышление само по себе - не самоцель. Когда развитие динамического мышления достигает достаточно высокого уровня, оно приводит к скачкообразному изменению, после которого человек утрачивает собственное эго и вступает в стадию полной высшей апперцепции. Высшая апперцепция - это "изначальное сознание", "бесконечность", "пустота", "Дао".

Достижение высшей апперцепции означает постижение Дао. Человек становится воплощением Дао, или, как говорили древние, "совершенномудрым"

К религиозной терминологии не следует относиться скептически. Необходимо постигать истинную сущность того, что скрывается за подобными терминами, проявляя научный подход в восприятии прошлого и настоящего. В частности, в китайской классической и медицинской литературе встречаются такие понятия, как "истинный человек", "совершенный человек", "святой человек", "духовное бессмертие", "земное бессмертие" и т.д., которые относятся отнюдь не к высшим божествам и духам в религиозном понимании, а к реальным людям, занимающимся "пестованием естества" и находящимся на разных ступенях этого процесса.