Тайдзицюан Център Ба Лин

Материалът е по източници от Интернет
taiji-bg.com Taijiquan Center Ba Lin

The document is from Internet sources



ТАИНСТВЕННЫЙ ТРАКТАТ

КЛАДЕЗЬ ЧАНЬСКОЙ МУДРОСТИ

Буддийская традиция приписывает авторство трактата "Ицзинь-цзин" Бодхидхарме - 28-му общебуддийскому Патриарху и основателю школы Чань. Утверждают, что легендарный военачальник эпохи Сун (960-1279гг.) Юэ Фэй использовал эти упражнения для подготовки своих подразделений особого назначения. С этого периода и началось их широкое распространение в народе. Поэтому, как обычно, существуют различные их версии. Если же рассмотреть три слова, входящие в название "Ицзинь-цзин", то можно увидеть, что это метод, позволяющий путем определенной практики изменять мышцы и сухожилия ради общего укрепления тела.

"И" - в переводе на русский язык означает "изменять или трансформировать, преобразовывать", "цзинь" - означает "мышцы и сухожилия", а "цзин" - "классическая, каноническая книга". Сочетание этих слов читается как ("Канон Перемен в мышцах и сухожилиях").

Цзинь - это особые скрепляющие ткани, связки, находящиеся в промежутках суставов, что в данном случае относится не только к мышцам и сухожилиям. Это понятие относится ко всей физической системе, связанной с мышцами и сухожилиями. В трактате "Линшу", в главе о меридианах, сказано: "цзинь - это жесткость", а в "Сувэнь" ("Простые вопросы"), сказано: "все цзинь относятся к суставам". Поэтому цзинь по своим свойствам прочные и эластичные, жесткие и сильные, они играют связующую и защитную роль для костей, суставов и мышц. Древние мастера указывали: "в четырех конечностях и ста костях нет места без связи". Общие связи охватывают все тело, проходят через кровеносные сосуды и являются внешним помощником психики. Например, если у человека плечи могут нести груз, руки могут брать, ноги могут ходить, и все тело живо и подвижно, это зависит от вытягивания цзинь. Отсюда очевидно, что цзинь игрет важную роль в функциях движения тела. Поскольку цзинь соединены с костями, их часто объединяют в "кости-сухожилия". Следовательно, главная задача данной системы - укрепление сухожилий и костей.

Итак, что же представляет собой система "Ицзинь-цзин"? Прежде всего обратим внимание на название - "Канон Перемен в мышцах и сухожилиях". Оно дано по аналогии со знаменитым "Каноном Перемен" ("И-цзином"), что как бы продолжает духовную передачу через этот "Канон". Если "И-цзин" гласит о космических "переменах", то "Ицзинь-цзин" переносит их на уровень человека, а краткие пояснения к рисункам в этом трактате лишь намеком очерчивают тонкий контур неразрывной связи между Космосом и Человеком, которая устанавливается в результате развертывания Дао-Пути. Изложение "Ицзинь-цзина" завершается "Общим пояснением к схемам": "Полные схемы - это вместилище высшего принципа, начало и конец всех изменений, видимое проявление всех перемен. Основа Неба и Земли заключена в началах Инь и Ян. Главное в Инь и Ян - это движение и покой. Человеческое тело являет собой единство Инь и Ян, а Инь и Ян - это единство покоя и движения. Движение и покой находятся в согласии друг с другом, а ци и кровь приходят в гармонию. В этом случае не могут зародиться сотни болезней, и это позволит дожить до Небесного долголетия" .

"Ицзинь-цзин" учит тому, как добиваться здоровья и превращать свое физическое тело из слабого в сильное. После того как по примеру Бодхидхармы шаолиньские монахи начали делать упражнения из "Ицзинь-цзина", они обнаружили, что не только значительно улучшилось их здоровье, но и в значительной степени возросла их духовная сила. Когда этот вид духовной практики был включен в боевые искусства, их эффективность тоже возросла. Это изменение ознаменовало новый шаг в развитии китайских боевых искусств - рождение боевого цигуна.

Система "Ицзинь-цзин" пользуется популярностью в течение многих столетий и в настоящее время широко используется в терапевтических целях в госпиталях и санаториях, поскольку укрепляет физическое тело, превращая его из источника страданий в источник радости.

"Ицзинь-цзин" утверждает, что "снаружи костей и костного мозга, под кожей и мясом нет ничего, кроме сухожилий и сосудов, которые соединяют между собой все части тела и переносят кровь и ци. Все они суть тело, приобретенное после рождения, и их следует всемерно укреплять; позаимствуй их на время для совершенствования истинного Дао. Если не помогаешь им и не поддерживаешь их, сразу чувствуешь слабость и истощение. Если рассматриваешь эту тренировку как обыкновенную тренировку, как тогда сможешь достичь конечной цели? Сдашься и не будешь их тренировать, - не будет силы для совершенствования и ничего не достигнешь".

НАСЛЕДИЕ БОДХИДХАРМЫ

История трактата "Ицзинь-цзин" удивительна и загадочна. Узнать о ней можно из трех предисловий к трактату. Первое из них составлено якобы монахом Ли Цзинем в 628 году, то есть через век после прихода Бодхидхармы в Китай; второе - южносунским военным деятелем Хун И в 1143 году, а третье - путешественником Чжан Юэфэном в 1644 году.

Ли Цзинь прежде всего излагает историю прихода Бодхидхармы в Китай. Он рассказывает, что Дамо, перед тем, как покинуть монашескую обитель, оставил железный ящик, в котором монахи обнаружили два свитка. Первый из них оказался "Трактатом о питании костного и головного мозга" ("Сисуй-цзин") и его передали чаньскому патриарху и настоятелю монастыря Хуэй-кэ. Знаменитый трактат нередко упоминается в более поздних трудах, а известные мастера цигун и ушу до сих пор пытаются разгадать технику "питания костного и головного мозга", предлагая свои варианты. Сам же трактат, по всей вероятности, сгорел во время одного из нескольких пожаров, произошедших в Шаолине.

Второй рукописью, найденной в железном ящике Бодхидхармы, оказался трактат "Ицзинь-цзин", написанный на санскрите, ведь Патриарх был индийским миссионером. Первоначально было решено перевести лишь часть "Ицзиньцзина", но это привело к тому, что шаолиньские монахи, не зная полных методик, в своей практике часто отклонялись от "истинных указаний", оставленных первопатриархом. Среди них был один монах по имени Цю Жанькэ, который, судя по его прозвищу Бородатый Пришелец, по-видимому, тоже пришел из Индии. Его осенила превосходная мысль: "Если Учитель Дамо оставил трактат, то мог ли он ограничиться лишь формальными техниками? Пусть мы сами не можем его прочитать, но должен же быть кто-то, кто сможет это сделать". Поэтому он взял рукопись и отправился на поиски переводчика. Однажды он взошел на горы Эмэй и встретил индийского святого, китайское имя которого было Баньцэ Миди. Он рассказал об этом трактате и объяснил цель своего визита.

Святой монах сказал: "Это тайное наследие Основоположника буддизма, здесь содержится его прочное основание. Однако этот трактат невозможно перевести, потому что язык Будды весьма совершенен и глубок. Но если бы смысл трактата удалось перевести и понять, то можно было бы достичь святого места". И он подробно объяснил этот смысл. Святой монах не отпустил Цю Жанькэ и помог ему в духовном совершенствовании. За первые сто дней тело шаолиньского монаха стало крепким, за следующие сто дней ци наполнила все тело, а еще через сто дней его циркуляция стала плавной. Цю Жанькэ получил крепкое физическое тело, то, что монах назвал "прочным основанием". Он понял, что этот индийский монах обладает мудростью Будды.

Баньцэ Миди сделал полный перевод трактата и передал его Цю Жанькэ. Наконец, трактат попал в руки буддийского монаха Ли Цзиня. После этого следы "Ицзинь-цзина" вновь надолго затерялись...

О дальнейшей судьбе трактата рассказывается в "Предисловии к Подлинному манускрипту "Ицзинь-цзина". Его написал в 1143 году генерал Хун И, служивший под командованием маршала Юэ Фэя. История эта такова. Во времена династии Сун (1101-1127 гг.), следуя вместе с отрядом войск, генерал Хун И повстречал на дороге одухотворенного монаха, выглядевшего как Будда. Он назвался Наставником знаменитого бойца и военачальника Юэ Фэя и просил передать ему письмо, чтобы тот мог избежать приближающейся смерти.

Удивительный монах сообщил, что Юэ Фэй учился у него, но не захотел стать отшельником и уйти от повседневных человеческих дел, денег, славы и удовлетворения своих желаний.

Монах поведал о себе удивительную историю. Он рассказал, что завершает свое путешествие на Запад (то есть в Индию) к Учителю Дамо. А с тех пор, как Дамо умер, минуло уже шестьсот лет. Вероятно, этот монах имел в виду "духовный визит".

Получив письмо, маршал Юэ Фэй стал его читать и, не успев закончить, заплакал и сказал: "Этот монах - мой духовный Учитель. Долго ждать не придется - моя жизнь подходит к концу".

Предчувствуя свой скорый уход из жизни, маршал Юэ достал небольшую шкатулку. В ней находился свиток "Ицзинь-цзина". Он передал его генералу Хун И со словами "Заботливо храни эту книгу. Выбери подходящего человека и научи его. Нельзя допустить, чтобы методы вхождения во врата Дао перестали существовать..."

Через несколько месяцев Юэ Фэй был оклеветан врагами, брошен в тюрьму, где был предательски отравлен наложницей, подкупленной коварным министром Цинь Гуа. Когда маршал Юэ Фэй умер, ему было всего 39 лет. Его считают создателем цигуна "Бадуань-цзин" ("Восемь отрезов Парчи"), внутреннего боевого искусства "Синьи-цюань" ("Направленная воля"), и создателем стиля "Ичжао-цюань" ("Орлиный коготь").

Генерал горестно восклицал, что Юэ Фэй был "именем известен, а волей неукротим"...

Хун И завершает свое предисловие словами: "Я ненавижу себя за то, что я только воин, что у меня нет больших глаз и я не знаю, кто в этом мире обладает сильной тягой к достижению буддовости, и кто достоин того, чтобы получить эту книгу. Выбрать подходящего человека трудно, а учить без выбора - бесполезно. Сегодня я прячу этот свиток в каменной стене в горах Суншань и предоставляю человеку, которому суждено познать Дао, обнаружить его и использовать как способ вхождения во врата Дао. Я могу избежать греха злоупотребления, не обучая никого. И тогда я смогу встретиться на Небесах с Юэ Фэем без чувства вины".

Однако некоторые исследователи полагают, что оба предисловия, как и сам трактат, были составлены гораздо позже, то ли в 1624, то ли в 1629 году монахом Цзынином из секты Тяньтай. Утверждают, что именно он свел воедино все легенды и устные рассказы, широко распространенные в Китае в XVI веке, использовав устные рассказы из "Полного жизнеописания тех, кто чист и предан" ("Цзиньчун цюаньчжуань") и фрагменты из "Полного описания сказаний о Юэ Фэе" ("Шоюэ цюаньчжуань").

Путешественник Чжан Юэфэн в своем "Предисловии к Ицзинь-цзину" сообщил следующее. Однажды, взяв фляги с вином и корзинки с закусками, он вместе со своими друзьями отправился к горе Чанбайшань. Они прибыли на место и расстелили циновку, чтобы расположиться на отдых. Вдруг они увидели необычного человека, который шел с запада на восток. На вид он был изысканным и культурным человеком, поэтому Чжан Юэфэн подошел к нему и вежливо предложил ему остановиться отдохнуть и выпить вина. Чужеземца звали Цзяо Лао.

На вопрос: "Куда вы направляетесь?"

Цзяо Лао сказал, что собирается проведать своего Учителя.

Чжан Юэфэн опять задал вопрос: "Что он умеет делать?"

Цзяо Лао ответил, что он обладает шэнь юн - "духовной смелостью".

Когда его спросили о том, что такое духовная смелость, Цзяо Лао ответил: "Сложенные пальцы могут проникнуть в желудок коровы, ребро ладони может отсечь корове голову, кулак способен разрубить грудь тигра. Если вы не верите, попробуйте, пожалуйста, на моем животе".

Тогда Чжан Юэфэн предложил самому сильному из своих друзей нанести чужестранцу удары деревянным, каменным и металлическим прутьями. Однако, ничего не произошло.

Тогда чужеземец предложил Чжану с помощью длинной веревки связать его яички и привязать их к колесу телеги. Цзяо Лао пошел и потащил за собой телегу, а потом и вовсе побежал.

Потом Цзяо Лао предложил, чтобы ему связали ноги, и затем пять сильных человек попытались потащить его, но не смогли даже сдвинуть с места.

Все были потрясены: "Вот это да! Вы получили это от Неба или научились у человека?" Цзяо Лао ответил: "От человека, не от Неба".

Чжан Юэфэн спросил, какая от этой духовной силы польза. Цзяо Лао ответил: "Способность отгонять болезни - раз. Никогда не болеть - два. Всю жизнь сохранять силу - три. Не страдать от голода и холода - четыре. Больше мужских качеств, ума и красоты - пять. Сотни побед в постельных боях - шесть. Умение достать сокровище из "мутной воды" - семь. Без страха встречать любое нападение - восемь. Успех в работе без задержки - это девять. Но это лишь малые выгоды. Конечная цель - использовать это как основание и Врата для вхождения в Дао".

Чжан Юэфэн спросил, кто его Учитель. Цзяо Лао ответил: "Мой Учитель - монах, а его Учитель - Бессмертный. Они передали мне эту особую науку". После этого он достал книгу и дал ее прочитать. Тогда все узнали, что духовной смелости можно достичь, изменив сухожилия, а накопление силы-ли начинается с накопления энергии-ци. Выпив вина, чужеземец пожелал уйти.

Прощаясь, он сказал: "Я вижу, что ваш дух и форма - не такие, как у других людей, и поэтому я хочу отдать вам эту книгу. Эта наша встреча предопределена судьбой. Я должен посетить духовного монаха и собираюсь совершить путешествие во владения Будды, поэтому я не могу долго задерживаться здесь". И он ушел, оставив книгу, в которой было предисловие монаха Ли Цзиня. Мог ли этот монах говорить безрассудно?